Galvenie
30.07.2014
БОРОТЬБА: Запрет КПУ – шаг к диктатуре

Роспуск фракции Компартии Украины в Верховной Раде и начало процесса судебного запрета деятельности партии – еще один шаг к укреплению правой диктатуры, ставшей реальностью после победы Майдана.Несмотря на то, что формальным основанием к запрету служат обвинения ряда членов партии в так называемом «сепаратизме», несомненно, что на деле запрет носит идеологический характер. Киевский режим борется с ненавистной ему идеологией социального равенства и интернационализма, а не с конкретной политической силой, которая, по правде говоря, не представляет серьезной опасности для новых властей. Запрещают не партию КПУ, лидеры которой тихонько сидели в Верховной Раде после госпереворота и даже осудила собственных луганских товарищей, поддержавших создание Луганской Народной Республики. Запрещают идеологию.
Запрет политической партии, за которую голосовали сотни тысяч украинцев не имеет ничего общего с политической демократией в любом понимании этого слова. Это – акт лишения политического представительства значительной части населения, которое исповедует ценности социального равенства, дружбы народов и позитивно относится к советскому прошлому. Все эти украинцы, по мнению самозваных киевских «демократов» не имеют права «голоса», не имеют права влиять на политику государства.
На самом деле, партия Симоненко была далека от того образа «страшных сепаратистов», который пытается создать киевский режим. Мне даже известны случаи, когда из партии исключали за «сепаратизм». Несомненно, что члены партии на местах включились в борьбу против правой диктатуры. Но также несомненно, что руководство партии пыталось «слить» массовое движение АнтиМайдана. В самые критические для киевской хунты дни парламентарии от КПУ сидели в национальной парламенте, обеспечивая государственному перевороту видимость демократии. Несколько месяцев продолжались странные и мутные торги симоненковского руководства с новыми властями. За эти же месяцы происходил разгром обкомов и горкомов партии, преследования и даже убийства рядовых коммунистов.
Ультраправые боевики при покровительстве новых властей сделали невозможной любую публичную левую деятельность. В этих условиях посещение фракцией КПУ заседаний Верховной Рады выглядело каким-то издевательством над здравым смыслом. Поэтому формальный запрет лишь легализует то, что де-факто уже давно произошло: деятельность левых сил в Украине возможна сегодня только в подполье или полуподполье.
Не удивительно, что режим, который заранее готовится объявить любые социальные выступления инспирированными российскими спецслужбами, принялся зачищать левый фланг политики. Собственно, левые, которые не сидели сложа руки, уже давно попали под репрессии. Руководство КПУ надеялось «пересидеть». Не вышло.
Конечно, КПУ была далека от того представления о коммунистической партии, которое соответствовало бы мировоззрению Маркса и Ленина, Че Гевары и Хо Ши Мина, Мао Цзэдуна и Антонио Грамши. Это была партия с разложившимся руководством, полностью встроенным в политическую систему украинского капитализма, сотрудничавшим на разных этапах с Тимошенко и Януковичем. Это была партия с безвольной и безынициативной кадровой базой, которая не могла или боялась повлиять на обуржуазившуюся верхушку. Это была партия, откуда последовательно вычищались левые марксистские элементы. И конечно, эта партия сделала очень многое для дискредитации левой идеи в Украине.
Однако было бы ошибкой думать, что запрет КПУ «расчистит дорогу для настоящих левых», как написал в социальных сетях один не очень далекий представитель мелкой троцкистской группы. Возможно и в 1930-е кто-то думал, что запрет Социал-Демократической Партии Германии Гитлером «расчистит дорогу для настоящих левых». На деле и в Германии 1930-х и в современной Украине запрет «плохой» левой партии расчищает дорогу не для настоящих левых, а для открытой правой диктатуры.
Конечно, возможно, политтехнологи киевского режима создадут под выборы какую-нибудь краманную «украинскую» левую партию и часть промайдановских левых даже займет в ней какие-то посты. Но такая партия будет лишь ширмой для правой диктатуры. И такая партия по своей политической роли будет ХУЖЕ и подлее партии Симоненко при всех недостатках последней.
Настоящие левые Украины не могут сегодня ставить себе другой задачи, кроме свержения режима олигархов и националистов, прекращения позорной войны против собственного народа, которую ведет этот режим на Донбассе, предоставления всем областям Украины возможность демократического самоопределения. Кто ставит себе другие цели и задачи – с трудом может претендовать на то, чтобы называться левым, а тем более социалистом или коммунистом. Левый по определению должен участвовать в антифашистской борьбе, в борьбе против правой диктатуры, поддерживаемой США. Левый по определению должен поддержать собственных сограждан, восставших против либерально-националистической тирании.
Подходило ли под эти критерии КПУ? Руководство – однозначно нет. Рядовые члены – скорее да. Возможно, формальный запет будет иметь и некоторые положительные последствия для партии Симоненко? Например, обуржуазившееся руководство найдет себя в какой-то карманной левой партии, создаваемой киевскими политтехнологами или просто отправится на безбедную пенсию куда-нибудь в Австрию – вслед за премьером Николаем Азаровым?
Запрет партии сделает невозможными политические комбинации верхушки КПУ, которые позволяли ей сколачивать состояния, покупать дворцы и лимузины. Сумеет ли партия сохраниться в подполье и очиститься от карьеристов и буржуазных элементов? Посмотрим. Пока же пожелаем здоровым силам в партии успехов в этом деле. Наша товарищеская поддержка всегда на вашей стороне.
Виктор Шапинов

"БОРОТЬБА"

http://borotba.org/zapret_kpu_shag_k_diktature.html

Ukrainā / Skatīts 501 / Piebilda lspr Reitings: 5 / 1
Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz