Galvenie
27.04.2014
Задачи современного марксизма

Задачи современного марксизма


Очень отрадно, что латвийские товарищи серьезно подходят к делу, поддерживают славные традиции латышского марксизма и пытаются выходить за рамки обычного для нынешних левых по всему миру цитатничества и пустого критиканства. Марксист должен мыслить, заповедовали нам основоположники. Среди публикаций сайта я бы выделил статью Александра Локощенко "Марксистская мысль в Латвии: предварительные итоги", которая сильно отличается от большинства марксистских публикаций тем, что в ней дается обзор марксистской мысли в Латвии и ставятся важнейшие вопросы, касающиеся марксизма и его развития. Такие публикации появляются очень редко, и эта статья стоит многих томов.
Но стоит вопрос поставить несколько шире и поставить его так: какие вообще сейчас задачи стоят перед марксистами, и чем им нужно заниматься, чтобы возродить преобразовательную силу марксизма. Этот вопрос ведь тесно связан с состоянием левого движения не только в Латвии или в России, но и во всем мире. Именно слабость теоретического арсенала во многом является причиной неудач, крайне раздробленности марксистских организаций, многочисленных негативных явлений, таких как безудержное цитатничество, крайний догматизм, сектантство или наоборот, неприкрытая торговля классовыми интересами, столь свойственные ныне многим левым партиям и организациям. Понятно, что в короткой статье трудно сделать детальный и подробный обзор, однако, попытаться явно стоит.


Современное мировое хозяйство

Нельзя не обратить внимание на то, что современные марксисты в крайне недостаточной степени занимаются изучением современного мирового капиталистического хозяйства, и до сих пор не появилось фундаментальных работ, сопоставимых с работами Маркса или Ленина. Обычно делаются попытки осмыслить современное мировое хозяйство в терминах, например, работы Ленина об империализме, вроде того, как делал Вилли Дикхут в своих работах. Действительно, за ХХ век централизация капитала сильно выросла и охватила все основные отрасли мирового хозяйства, ТНК правят мировым хозяйством.
Но этого мало, и есть много явлений, совершенно не осмысленных современным марксизмом. Например, численность населения мира увеличилась более чем в семь раз, вдвое превысив темпы, прогнозируемые в 1950-х годах (по ним 7 млрд. человек должно было быть только в 2050 году, а этот уровень был достигнут в 2000-х годах). При этом доля промышленных рабочих, составлявшая в 1950-х годах около 50% трудоспособного населения мира, упала до 15%, и теперь работников сферы услуг вдвое больше, чем рабочих (1700 млн. против 800 млн. человек). Крестьяне и работники сферы услуг составляют теперь 65% мировой занятости. Марксизм считал, что рост численности рабочих и укрепление пролетариата приведут к сокрушению капитализма, но на деле произошло нечто обратное, и это никакого объяснения не получило.
Другая немаловажная проблема - колоссальные финансовые накопления, которые достигли уже или даже превысили объем мирового ВВП. Мировой капитализм накопляет очень интенсивно, и доля накоплений колеблется в пределах 20-25%, но при этом капитал с начала 2000-х годов почти не идет в основные фонды, в производство. Означает ли это, что расширенное воспроизводство, детально разобранное в работах Маркса, стало останавливаться? Означает ли это, что в рамках капиталистической экономики существует взаимосвязь между объемом труда, товаров и капитала, и есть предел, до которого можно накоплять, и по достижении которого расширенное воспроизводство останавливается? Если эта взаимосвязь существует и есть предел накопления, то тогда можно по-другому оценить периодические кризисы капитализма.
С середины ХХ века появилась еще одна тема - экология и антропогенное воздействие человека на окружующую среду. Марксисты остались в стороне от этого вопроса, хотя он имеет колоссальное значение и ставит проблему о конечном пределе развития капитализма и характерных для него методов ведения хозяйства. Капитализм, как известно, хищнически относится к окружающей среде, из чего можно сделать предположение, что он рано или поздно дойдет до пределов своего роста, уничтожит окружающую среду и начнет коллапсировать. Обсуждение этой проблемы ведется, главным образом, в немарксистских кругах, хотя для марксизма это один из важнейших вопросов, и, в общем говоря, его исторический шанс. Тогда марксизм должен будет сказать, что делать в тот момент, когда капитализм вытопчет все вокруг и превратит мир в одну глобальную свалку. Однако, нынешние марксисты не готовы дать ответ на этот важнейший вопрос.

Опыт социалистического лагеря

Поразительно и то, что марксисты практически не занимаются изучением опыта стран социалистического блока, в первую очередь СССР, как первой и наиболее сильной социалистической страны. У Маркса, да и у Ленина, не было опыта социалистического строительства и они не могли его теоретически обобщить. Ленин сделал только первые шаги, тогда как в последствии появился целый блок из крупных и весьма развитых стран, в СССР прошла социалистическая индустриализация, Китай сделался из беднейшей аграрной страны индустриальной державой, и был также интересный опыт построения социалистического хозяйства в развитой капиталистической стране - в ГДР. В соцстранах на практике, в разных условиях, пытались применить положения марксизма, и вообще-то важнейшим делом современных марксистов должно быть изучение этого опыта: что предполагалось, что получилось, что не вышло и по каким причинам. Мой личный опыт исследования истории советской индустриализации и планового хозяйства показывает, что детальное изучение дает массу ценнейшего материала, который переворачивает многие представления.
Например, именно советский опыт показал, что социализм, вопреки постулату научного коммунизма, является частью капиталистической формации, поскольку в нем сохранились все экономические явления, присущие именно капитализму: товарно-денежные отношения, найм рабочей силы, эксплуатация труда и так далее. Соцстраны легко перенимали капиталистическую технику и методы производства, ровно как и наоборот, капстраны брали и использовали советскую технику и методы. Кардинальная разница, как ее объяснял советский плановик С.Г. Струмилин, состояла в распределении прибавочного труда. В социализме весь прибавочный труд или его основная масса (в СССР - весь, поскольку частный найм рабочих был запрещен, в ГДР, где был частный сектор, - основная часть) поступает в распоряжение государства и централизованно распределяется в интересах всего общества. При социализме была идеология такого рода: укрепление народного хозяйства и рост народного богатства увеличивает душевую долю каждого члена общества. Идеология капитализма противоположная: каждый должен стремиться к накоплению и обогащению, и народное богатство складывалось из частных капиталов и капитальчиков. Наконец, различались политические условия. При диктатуре пролетариата, когда власть принадлежала рабочим, найм и эксплуатация государством рабочей силы была, по существу, самоэксплуатацией рабочими своего труда - явление в капстранах неизвестное.
Из этого следует, что известный тезис научного коммунизма о том, что социализм есть первая стадия коммунизма, и социализм плавно перерастает в коммунизм, определенно был ошибочным. Как разновидность капиталистической формации могла превратиться в коммунистическую формацию, да еще плавно и постепенно? Марксизм ведь говорит, что формация сменяет формацию в результате революции, не только политической или социальной, но и революцией в области средств производства. Собственно, переворот в хозяйстве влечет за собой переворот в обществе и в политике. И этот тезис марксизма хорошо доказан.
Дальше - больше, подобный подход ставит вопрос, который я бы назвал ключевым в марксизме: что такое способ производства коммунистической формации и как это сделать? Самое интересное, что в рамках советского марксизма ответ был дан - это автоматизация. Она ведет к двум важнейшим последствиям. Во-первых, резкий рост производительности: автоматическая линия в 400-500 раз более производительна, чем даже механизированный промышленный труд. Во-вторых, коренная ликвидация эксплуатации труда людей. Соответственно, как только полная автоматизация возникнет как способ производства, то вскоре произойдут все остальные революционные процессы, в ходе которых от капитализма останутся рожки да ножки, что некогда капитализм проделал с феодализмом.

Откат к прудонизму

Эти выводы в левых кругах считаются еретическими и повсеместно воспринимаются в штыки. Марксисты сегодня часто руководствуются стереотипами, а не методом марксизма и логикой. Например, считается, что нужно бороться за сокращение рабочего времени до 5-6 часов в день. При этом не замечается, что сама идея сокращения рабочего времени и построения на этой основе общество трудового равноправия пришла из домарксистского, утопического социализма, и эту идею разрабатывали Кампанелла, Мор, Оуэн и другие утописты. Маркс, судя по его работе "К критике Готской программы", критично относился к идее общества трудового равноправия, указывая на то, что часть общества будет нетрудоспособной, потребуется продукт для возмещения изношенных средств производства, для нужд управления, обороны, культуры, и в любом случае рабочий будет работать больше, чем нужно для его прокормления, из чего вытекает, что в обществе трудового равноправия будет и прибавочный продукт, и эксплуатация труда. Во времена Маркса не было никаких приступов к автоматизации и он не смог указать путь для построения истинно коммунистического общества. Решение появилось только в СССР в середине ХХ века.
Потом, Маркс показал, что распределение по труду порождает неравенство и увековечивает эксплуатацию труда. Но это нимало не мешает очень многим современным марксистам выдвигать этот лозунг. Здесь нужно вдуматься и понять, что необходимость производства прибавочного продукта так или иначе ведет к эксплуатации, и поэтому общество трудового равенства к коммунизму не придет. Советские плановики добавили к этому понимание, что производительная мощь хозяйства, основанного на труде людей, ограничена, и наличие нетрудоспособной части общества ведет к тому, что будет наличествовать недопроизводство против потребностей, дефицит, и лозунг "От каждого по способностям, каждому по потребностям" обществом трудового равенства не может быть выполнен. Это может сделать только полная автоматизация с ее резким ростом производительности, с возможностью увеличения мощности роботов, с возможностью создания армии роботов, многократно превышающей численность рабочих. Важнейшее достижение советского марксизма и плановой теории состоит в том, что они показали и доказали, что машина может заменять человека, чем мощнее машина, тем большее количество рабочих она заменит, и возможно достижение положения, когда на каждого человека будет приходится десятки и сотни роботов, и тогда он действительно сможет удовлетворить все свои потребности в соответствии с лозунгом коммунизма.
По существу, кризис в марксизме связан не с тем, что марксизм якобы устарел или был ошибочен, а с тем, что сами марксисты своей отказались от использования его арсенала и массово перешли на позиции домарксового социализма, на позиции фурьеризма, прудонизма и даже сен-симонизма. Лозунг "Каждому по труду" - прудонистский, а не марксистский. Понятно, что в начале ХХ века, когда еще не было автоматизации, этот лозунг имел значение и коммунисты им пользовались, предполагая, что после решения хозяйственных трудностей они пойдут дальше. Но теперь, когда есть все средства к автоматизации и созданию коммунистических производительных сил, использование этого лозунга есть ретроградство, и ничем не оправдано.

Таким образом, перед современным марксизмом стоят три главные теоретические задачи. Первая - изучение современного мирового капиталистического хозяйства с марксистских позиций. Вторая - изучение опыта социалистических стран, с особенным вниманием ко всему, что относится к приступам к строительству коммунизма и его материальной базы. Третья - борьба с теми, кто называет себя марксистом, а на деле является прудонистом, то есть является мелкобуржуазным социалистом, прячущимся за марксистскими фразами.

Дмитрий Верхотуров

Специально для "Darba Balss"

Teorija / Skatīts 1944 / Piebilda lspr Reitings: 5 / 9
Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz