Galvenie
02.01.2015
О некоторых внутренних причинах распада СССР

О некоторых внутренних причинах распада СССР

1.Политика.

Отказ от диктатуры пролетариата и замена государства диктатуры пролетариата на «общенародное государство». Следовательно, отказ от продолжения классовой борьбы, которая по мере строительства социализма должна только возрастать.

«Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата».
К.Маркс, Критика Готской программы

«Демократия для гигантского большинства народа и подавление силой, то есть исключение из демократии, эксплуататоров, угнетателей народа, — вот каково видоизменение демократии при переходе от капитализма к коммунизму».
В.Ленин, Государство и Революция

«Уничтожить классы значит не только прогнать помещиков и капиталистов — это мы сравнительно легко сделали — это значит также уничтожить мелких товаропроизводителей, а их нельзя прогнать, их нельзя подавить, с ними надо ужиться, их можно (и должно) переделать, перевоспитать только очень длительной, медленной, осторожной организаторской работой… Диктатура пролетариата есть упорная борьба, кровавая и бескровная, насильственная и мирная, военная и хозяйственная, педагогическая и администраторская, против сил и традиций старого общества».
В.Ленин, Детская болезнь левизны в коммунизме

Диктатура пролетариата сохранялась вплоть до XXII съезда КПСС (1961 год). На XXII съезде было провозглашено и внесено в программу партии, что в результате завершения строительства социализма диктатура пролетариата в СССР, якобы, уже выполнила свою историческую роль и с точки зрения внутреннего развития перестала быть необходимой.

Конституция 1977 года провозгласила в СССР «развитое социалистическое общество», в связи с чем определение СССР как государства диктатуры пролетариата была официально заменено на общенародное государство: «ведущей силой которого выступает рабочий класс. Выполнив задачи диктатуры пролетариата, Советское государство стало общенародным».


Как мы видим, история подтвердила, что отказ от диктатуры пролетариата создаёт возможность для возвращения диктатуры буржуазии. Именно её мы и имеем сегодня. Маркс, Энгельс, Ленин были правы, что для построения коммунизма в руках трудящихся должно быть такое мощное оружие, как диктатура пролетариата.

2. Экономика.

Ленин указывал на то, что до тех пор, пока страна остается мелкокрестьянской, для капитализма имеется «более прочная экономическая база, чем для коммунизма», ибо мелкое крестьянство «неминуемо и обязательно рождает этот капитализм постоянно». «Чтобы подорвать его (мелкое хозяйство), есть одно средство — перевести хозяйство страны, в том числе и земледелие, на новую техническую базу, на техническую базу современного крупного производства» (VIII Всероссийский Съезд Советов, Ленин, ПСС, т.42, с.159).

Популистские и ошибочные решения правительства Хрущева в отношении сельского хозяйства, повлекли его упадок, снижение производительности труда на селе (освоение целинных земель в ущерб уже освоенных черноземных районов, ориентация с-х на выращивание кукурузы и прочие извращения). Произошла ликвидация машинно-тракторных станций (МТС) на селе с последующей продажей техники колхозам, утрата последними оборотных средств и впоследствии – скрытая форма частной собственности на средства сельскохозяйственного производства.

В 1965 году были проведены «косыгинские реформы», также называемые «реформами Либермана» (профессор Е.Г.Либерман — автор работы «План, прибыль, премия»).

Сразу замечу, что реформа планового хозяйства в СССР была объективно необходима, но помимо либермановско-косыгинского были и другие, альтернативные варианты. Как альтернатива реформе в среде интеллигенции радикального «технократического» направления рассматривались идеи академика В.М.Глушкова, с 1962 г. развивавшего программу тотальной информатизации экономических процессов с применением системы ОГАС, которая должна была базироваться на создававшейся Единой Государственной Сети вычислительных центров (ЕГС ВЦ). Но, благодаря оппортунизму тогдашнего руководства СССР был выбран косыгинский вариант (якобы, как более дешевый).

Реформа вводилась в действие группой постановлений Пленумов ЦК КПСС и Совета Министров СССР, распространявших её положения на отдельные отрасли и сектора народного хозяйства, при этом суть ее в целом сводилась буквально к следующему:

1. Ликвидировались органы территориального хозяйственного управления и планирования — советы народного хозяйства, созданные в 1957 г. Предприятия становились основной хозяйственной единицей. Восстанавливалась система отраслевого управления промышленностью, общесоюзные, союзно-республиканские и республиканские министерства и ведомства.

Это предпосылка создания Корпоративной экономики на основе крупных отраслевых монополий, которые, впоследствии, после развала СССР были приватизированы по преступным схемам. При этом, как это ни странно, интересы непосредственного потребителя по-прежнему никак не учитывались в планировании производства.

2. Сокращалось количество директивных плановых показателей (с 30-и до 9-и). Действующими оставались показатели по:
- общему объёму продукции в действующих оптовых ценах;
- важнейшей продукции в натуральном измерении;
- общему фонду заработной платы;
- общей суммы прибыли и рентабельности, выраженной как отношение прибыли к сумме основных фондов и нормируемых оборотных средств;
- платежам в бюджет и ассигнованиям из бюджета;
- общему объёму капитальных вложений;
- заданий по внедрению новой техники;
- объёму поставок сырья, материалов и оборудования.

Эта мера снижала подотчетность предприятий, уменьшала возможности объективного учета и контроля над их деятельностью, облегчая появление двойной бухгалтерии, а в последствие и стимулируя расцвет теневой экономики.

3. Расширялась хозяйственная самостоятельность предприятий. Предприятия обязаны были самостоятельно определять детальную номенклатуру и ассортимент продукции, за счёт собственных средств осуществлять инвестиции в производство, устанавливать долговременные договорные связи с поставщиками и потребителями, определять численность персонала, размеры его материального поощрения. За невыполнение договорных обязательств предприятия подвергались финансовым санкциям, усиливалось значение хозяйственного арбитража.

Этой мерой огромное количество советских людей вовлекалось в по сути капиталистические отношения.

Появлялось подобие конкурентной борьбы за приоритетные поставки сырья и комплектующих, вывоз готовой продукции, за первенство в пользовании инфраструктурой и многое другое, характерное капиталистическому производству (хороший пример — фильм «Магистраль» 1983 г.). Многие работники, желая получить материальное стимулирование за сверхплановые показатели, вместо того, чтобы действительно увеличивать производительность труда, выдумывали различные мошеннические схемы, а также прибегали к использованию личных взаимоотношений с начальством для достижения материального благосостояния — через панибратство, кумовство, лизоблюдство, выслуживание перед начальством, стукачество и прочие виды неуставных отношений. Руководители и управленческое звено предприятий в погоне за прибылью вовлекались в мошенничества, подлоги, двойную бухгалтерию и прочие противоправные деяния, при этом у многих руководителей, имевших багаж знаний об устройстве советской экономики, а также имевших возможность бывать за границей и видеть, как там живет корпоративная элита и топ менеджмент капиталистических предприятий, стали возникать идеи об изменении советского строя с целью занять в нем место буржуазной элиты.

4. Ключевое значение придавалось интегральным показателям экономической эффективности производства — прибыли и рентабельности. За счёт прибыли предприятия получали возможность формировать ряд фондов — фонды развития производства, материального поощрения, социально-культурного назначения, жилищного строительства, др. Использовать фонды предприятия могли по своему усмотрению (разумеется,в рамках существующего законодательства).

Так зарождался будущий «советский» капиталистический класс.

Люди не рождаются капиталистами и эксплуататорами, но они потенциально становятся ими через ОПЫТ рыночных отношений, неизбежно порождающий жажду наживы, стяжательство, желание и поиск возможности эксплуатировать других людей, тягу к экономическим и другим преступлениям ради обогащения. Двухконтурная денежная система (отдельная безналичная денежная система для предприятий и отдельная — наличная — для обслуживания потребления), где переход денег из безналичной системы в наличную был изначально невозможен, после реформ Косыгина была «усовершенствована» и обналичивание безналичных денег стало проводиться через фонды общественного потребления. Это повлекло избыток денег в потребительском обороте, а, следовательно, ДЕФИЦИТ товаров народного потребления, и в то же время недостаток денег в производстве, что повлекло снижение инвестиций в инновации, развитие инфраструктуры.

5. Ценовая политика: оптовая цена реализации должна была обеспечивать предприятию заданную рентабельность производства. Вводились нормативы длительного действия — не подлежащие пересмотру в течении определённого периода нормы плановой себестоимости продукции.

В сельском хозяйстве закупочные цены на продукцию повышались в 1,5-2 раза, вводилась льготная оплата сверхпланового урожая, снижались цены на запчасти и технику, уменьшились ставки подоходного налога на крестьян.

Все эти меры приводили к необоснованному росту цен, а также к возрастанию имущественного неравенства внутри страны, порождали недовольство трудящихся масс и разочарование в идеях социализма, подрывали доверие к партии и всей советской системе в целом, создавая благоприятную почву для зарубежной антисоветской пропаганды и все большего ската трудящихся к мещанским, обывательским представлениям и идеям.

Занятно, что публикация в журнале «Time», посвященная косыгинской реформе, вышла под насмешливым названием «Communist flirtation with profits» — в переводе «Заигрывания коммунистов с прибылью», что ясно дает понять – уж на Западе-то точно знали, чем закончится такое «реформаторство».

Новая система народнохозяйственного планирования была закреплена в Конституции СССР 1977 г.:
«Экономика СССР составляет единый народнохозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории страны. Руководство экономикой осуществляется на основе государственных планов экономического и социального развития, с учётом отраслевого и территориального принципов, при сочетании централизованного управления с хозяйственной самостоятельностью и инициативой предприятий, объединений и других организаций. При этом активно используется хозяйственный расчёт, прибыль, себестоимость, другие экономические рычаги и стимулы» (ст.16).

С этим де-юре дни государства рабочих и крестьян были сочтены.

Вокруг крупных предприятий, имевших обширный теневой сектор, быстро разрастался криминал, и уже в 60-70-е годы появились первые советские банды. Что удивительно, многие члены этих банд считали себя эдакими Робин Гудами, грабившими богатых теневиков (фарцовщиков, цеховиков) и облагавшими их данью, якобы, от лица трудового народа, представителями которого считали себя бандиты.

Фарцо́вщики — в СССР 1950—1990 годов — те, кто добывал и/или спекулировал вещами («фирмо́й»), выменянными или перекупленными у приезжих и ностранцев, которые в СССР у простого гражданина не было возможности приобрести или за которыми необходимо было выстаивать огромные очереди. Эти товары перепродавались из-под полы, в подворотнях, подвалах, на съёмных квартирах через знакомых, обычным советским гражданам. Кроме импорта, реализовывалась и советская продукция (зачастую под видом фирменной), создававшаяся в подпольных цехах цеховиками.

Позже, в 1970—1980-х годах, все, кто имел деньги и желал красиво или оригинально одеться, приобрести импортный ширпотреб или технику, книги или музыкальные записи, прибегали к услугам фарцовщиков. В эти годы сменились и источники фарцовки, и само понятие приобрело более широкое значение. Теперь основное занятие большинства из тех, кого называли фарцовщиками, заключалось в покупке через знакомых, имеющих блат или возможность выезжать за рубеж, дефицитных товаров и пищевых продуктов.



 

Цеховики — подпольные предприниматели в СССР.
Феномен подпольности заключался в том, что официально было невозможно ни организовать предприятие, ни продавать произведённую продукцию. Поэтому цеховики нашли выход — официальной государственной структурой производилась подпольная продукция и неофициальной теневой структурой эта продукция продавалась. Или наоборот — продукция производилась теневой структурой, но сбывалась через государственные торговые организации. Вариант, при котором всё было полностью нелегальным, был менее распространён, так как его было сложнее осуществить на практике, и он слишком легко выявлялся органами ОБХСС.

Сырьё и материалы для подпольного производства приобрести легально обычно было невозможно. Поэтому для решения этой проблемы были задействованы государственнные производственные предприятия — как правило предприятия местной промышленности — которые служили основной сырьевой и производственной базой цеховиков. Путем завышения потребности в сырьевых материалах, приписок, экономии материалов, составления актов о списании и уничтожении под надуманным предлогом фактически пригодных материалов и сырья и другими способами, из государственной собственности изымались излишки, которые затем использовались в производстве неучтённой продукции. Дополнительную продукцию, как правило, изготавливали рабочие того же предприятия. В большинстве случаев они не подозревали о том, что их труд используется цеховиками в корыстных целях. Произведенная продукция тайно вывозилась для ее последующего складирования и реализации на черном рынке или через государственную оптово-розничную торговую сеть.
Деятельность цеховиков часто переплеталась с таким понятием, как «толкач» (так на сленге советского времени назывались снабженцы предприятий, вынужденные действовать в условиях плановой экономики), поскольку предприятие не всегда могло официально закупить необходимое сырьё и официально продать произведённый продукт.
Первые преступления цеховиков 50-х годов справедливо карались высшей мерой — расстрелом. Этим же иногда заканчивали свой жизненный путь и особо отличившиеся фарцовщики.
В криминальные синдикаты цеховиков зачастую были вовлечены должностные лица государственных органов, призванные вести борьбу с хищениями государственной собственности, включая ревизоров, следователей и других сотрудников правоохранительных органов. Эти лица получали от цеховиков взятки и по этой причине были заинтересованы в том, чтобы экономические преступления оставались нераскрытыми. Цеховики также были объектом вымогательства со стороны организованной преступности, особенно с появлением в СССР рэкета на рубеже 1980-90-х годов.
Значительной вехой истории советской организованной преступности стала сходка воров в законе и цеховиков в 1979 году в Кисловодске, когда неорганизованные поборы были заменены планомерной выплатой подпольными предпринимателями 10 % («десятина») от их доходов в обмен на гарантированную безопасность от преступного мира. «Кисловодская конвенция» первоначально действовала только в южных регионах СССР, где подпольное предпринимательство цвело особенно пышно, но затем постепенно стала тем образцом, по которому строились отношения теневых предпринимателей с бандитами в других регионах. Поскольку подпольные дельцы преследовались по закону за экономические преступления (статью Уголовного кодекса, объявляющую предпринимательство преступлением, отменили лишь в декабре 1991 года), они, естественно, сращивались с организованной преступностью в мафиозные структуры, имеющие покровителей среди высокопоставленных должностных лиц СССР.


В конце жизни Брежнева за коррупцию и экономические преступления был арестован ряд лиц из окружения его дочери Галины Брежневой и зятя Юрия Чурбанова (последний, заместитель министра внутренних дел, был арестован и осуждён уже после смерти Брежнева). В квартире и на даче Брежневой был проведён обыск, в результате которого только в квартире было изъято ценных вещей на сумму в миллион рублей.

3. Начало Перестройки.

К середине 80-х годов в СССР де факто уже был капитализм, однако будущей советской необуржуазии еще требовалось закрепить его де юре, что и было незамедлительно сделано.

19 августа 1986 года вышло постановление, разрешившее самостоятельно выходить на внешний рынок 20 министерствам и примерно 60 предприятиям.
1987 год 1 января - частичная отмена госмонополии во внешней торговле: разрешено продавать за границу товары и сырье.
13 января - Постановление Совета Министров СССР, разрешившее создание совместных предприятий с участием советских организаций и фирм капиталистических и развивающихся стран, им предоставлялись льготные условия с вывозом за границу 80% прибыли.

1 мая - вступил в силу «Закон обиндивидуальной трудовой деятельности»

11 июня — Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР №665 «О переводе предприятий и организаций отраслей народного хозяйства на полный хозрасчёт и самофинансирование».

1988 26 мая принят закон СССР «О кооперации в СССР»

24 августа - зарегистрирован первый в СССР кооперативный банк

С сентября 1988 года в стране началось создание на паевой и акционерной основе кооперативных, а также коммерческих банков.

В ноябре и декабре основаны коммерческие банки «Инкомбанк» и «Автобанк»

Первым банком, созданным общественной организацией, являлся Молодежный коммерческий банк ЦК ВЛКСМ. Вот какого падения достигла советская система, можно сказать, что строительство грабительского капитализма в СССР шло ударными темпами, сильно опережая наиболее радужные планы переродившейся советской партноменклатуры.

В конце 80-х годов производственные кооперативы стали основной организационно-правовой формой легализованной предпринимательской деятельности в СССР. Крайне усилившийся в этот период дефицит товаров и продуктов, вызванный, прежде всего, резким ростом номинальных доходов и накоплений населения и спадом производства, вызвал принятие 19 ноября 1986 года Закона СССР «Об индивидуальной трудовой деятельности», а 5 февраля 1987 года Советом Министров СССР — постановления «О создании кооперативов по производству товаров народного потребления».

26 мая 1988 года был принят Закон СССР «О кооперации в СССР», разрешивший кооперативам заниматься любыми не запрещёнными законом видами деятельности, в том числе и торговлей.

Однако надежды на то, что кооперативы быстро ликвидируют товарный дефицит, приведут к улучшению качества обслуживания, оказались неоправданными. Большинство кооперативов занялись откровенной спекуляцией, производством товаров сомнительного качества либо финансовыми операциями по обналичиванию денег.

Значительная масса непродовольственных товаров фактически перестала попадать в официальную торговлю и реализовывалась работниками торговли по знакомым или через «фарцовщиков». Эта проблема усугубилась с разрешением частной торговли, которой фактически занимались кооперативы.

Результаты:
Последствия всех этих процессов многие из нас лицезрели в «лихие» 90-ые, ставшие апогеем краха советской системы. Так, согласно официальным данным, обнародованным А. Пимановым (телепрограмма «Человек и Закон»), в криминальных войнах и разборках, последовавших за гибелью СССР, только в Российской Федерации погибло более 1 млн. человек. И после этого либералы смеют нам рассказывать про, якобы, бескровную и ненасильственную реставрацию капитализма на постсоветском пространстве.



 

Выводы:
Многие проблемы в СССР были вызваны кризисом идеологической сферы, и косвенно это подтверждается тем, что после Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина в СССР не было ни одного великого мыслителя, который бы продолжил развивать теоретические идеи марксизма-ленинизма и адаптировать их под применение в реальной жизни общества.

Советские идеологи и спецслужбы перестали изучать капитализм и мировой капиталистический класс, а как известно, если не изучать своего врага, то вероятность потерпеть от него поражение заметно увеличивается.

Были осуществлены серьезные отступления от теории социализма. Задачи социализма, как переходного периода от капитализма к коммунизму, состоят в создании мощной индустриальной базы, которая позволила бы удовлетворить все основные потребности общества, тем самым предотвратив борьбу масс за скудные ресурсы, жизненно необходимые товары и услуги, без которых нормальное функционирование общества невозможно, тем самым снизив социальное напряжение. Высвободить время трудящимся для того, чтобы они могли больше внимания уделить развитию личности – образованию, саморазвитию, повышению культурного уровня. Без этого построение коммунизма объективно невозможно. Ведь для этого прежде всего нужен принципиально новый тип человека, человека будущего, а не ненасытный потребитель, которому все мало.

Главная цель коммунизма — это прежде всего всестороннее развитие личности каждого человека, наиболее полное использование им того генетически обусловленного потенциала, который в каждом заложен его родителями и прародителями. А неотъемлемым условием осуществления этого развития как раз является удовлетворение всех житейских, материальных и духовных потребностей.

К тому же, в задачи переходного периода входит уничтожение различий между физическим и интеллектуальным (управленческим) трудом, различий между городом и деревней, а также, ввиду общего повышения интеллектуального уровня населения, его понимания законов функционирования общества и наличия свободного времени, более широкое вовлечение масс в управление обществом, действительная демократизация и коммунизация, а позже переход от государства к общественному самоуправлению.

Эти задачи, по разным причинам в СССР отошли на второй план, а позднее и вовсе были сняты с повестки дня, что в конечном итоге предопределило исход событий — крушение СССР и реставрацию капитализма на всей его территории.

Сергей Астахов
Прочитано на семинаре «О проблемах социализма», 6 декабря 2014 года.

Politiskā ekonomika / Skatīts 940 / Piebilda lspr Reitings: 0 / 0
Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz