Galvenie
06.06.2014
Поправки к закону: что там про "оккупацию" -?

Скандальный законопроект о введении уголовной ответственности за отрицание агрессии СССР и Германии против Латвии прошел 15 мая 2014 года третье чтение в Сейме.

Это событие сразу вызвало бурные внутренние дискуссии, а также быструю реакцию МИД РФ. Если посмотреть материалы этого заседания Сейма Латвии 15 мая 2014 года, то видно, что повестка дня была весьма обширной и включала 22 вопроса. Под номером 11 в повестке дня рассматривался законопроект "Проект поправок к Уголовному кодексу", подготовленный Юридической комиссией Сейма. Это также был весьма обширный документ, включавший в себя много пунктов, и поправка в статью 74-1 Уголовного кодекса Латвии была лишь одним из них. Однако, именно она стала решающим камнем преткновения.

Итак, что на что сменили? В изначальной формулировке этой статьи УК Латвии значилось наказание за прославление, отрицание, оправдание или грубое умаление преступлений геноцида, преступлений против человечности, военных преступлений. В поправке, предложенной Юридической комиссией определение было расширено и в ней появилось две ключевые фразы: "...в том числе геноцида, осуществленного СССР и нацистской Германией..." и "преступления против человечности, преступления против мира и безопасности, военные преступления против Латвийской Республики и ее граждан...".

В законопроекте вообще не упоминаются слова "агрессия" или "оккупация", в отличие от литовского собрата этого законопроекта, в котором как раз упоминалась "агрессия". Латвийский законопроект в этом смысле сформулирован более гладко, обтекаемо и в большей степени соответствует нормам международного права, чем законодательное творчество Сейма Литвы. Из этого следует, в первую очередь то, что вся текущая общественная дискуссия вокруг "оккупации" или "агрессии", в сущности, лишена всякого смысла, поскольку подобной терминологии принятый Сеймом законопроект просто не содержит. Но это вовсе не значит, что из этой хитрой формулировки не следует никаких политических и общественных последствий, и к этому мы сейчас и обратимся.

Первое, на что нужно обратить внимание, так это на особое выделение преступлений против Латвийской Республики и ее граждан. С точки зрения формулировки самого закона, это "масло масляное", поскольку в первой части нормативной части статьи 74-1 УК Латвии в предложенной формулировке и так указано, что предусматривается наказание за все эти преступления. Международное право, в частности, статуты Нюрнбергского и Токийского трибуналов, статут Международного уголовного суда и другие документы, на котором основана эта статья, не делает никакого территориального различия в преследовании преступлений против человечности, мира и безопасности, военных преступлений. Преследование виновных в этих преступлениях ведется по всему миру, вне зависимости от места совершения преступлений и без сроков давности. Если кто-то некогда замышлял и осуществил эти преступления против Латвии или ее граждан, то все это подпадает под действие международного права на общих основаниях.

Вот это юридическое обособление Латвии и ее граждан уже само по себе есть ревизия итогов Второй мировой войны и одного из важнейших результатов, выработки международного права, преследующего преступления против человечности и так далее по списку. Создается юридическая лазейка для отрицания преследования латышских коллаборационистов и эсэсовцев в СССР: мол, это были "советские преступления" против граждан Латвийской Республики. Нельзя, мол, преследовать бывших латышских эсэсовцев за зверские расправы над мирными жителями и ранеными военнопленными, потому что они были гражданами Латвийский Республики.

Правда, как и в случае с аналогичным литовским законом, Юридическая комиссия явно не продумала всех последствий своего творчества. Многие латышские эсэсовцы были наказаны не только в СССР. Например, бывший штурмбанфюрер СС Виктор Арайс, возглавлявший "команду Арайса" и руководивший уничтожением около 50 тысяч евреев в Латвии, в 1975 году был арестован в ФРГ, приговорен к пожизненному заключению и умер в тюрьме Кассау в 1988 году. Многие из его подручных были разысканы израильскими спецслужбами и впоследствии казнены, в том числе бывший командир одного из батальонов "команды Арайса" гауптштурмфюрер СС Г. Цукурс, который теперь в Латвии "популярный латышский летчик". То, что Израиль будет недоволен такими законодательными новшествами, это будет весьма мягко сказано. Таким образом, формулировка поправки в статью 74-1 УК Латвии может рассматриваться как подкоп под международное право, преследующее виновных в совершении преступлений против человечности, и как попытка оградить бывших латышских эсэсовцев и коллаборационистов от такого преследования.

Нюрнбергский и Токийский трибуналы ставили перед собой цель не только наказать тех, кто уже совершил преступления против человечности, но и пресечь совершение таких преступлений в будущем страхом неизбежного наказания без срока давности. Обсуждаемые поправки размывают эту ответственность, что ведет к созданию условий для повторения подобных преступлений в будущем.

Далее, рассмотрим более подробно вопрос о советской "агрессии" против Латвии. Хотя в законопроекте нет слова "агрессия", но есть термин "преступления против мира" (в русском языке этот термин звучит как "преступления против мира и безопасности", как указано в официальном переводе Проекта кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, разработанного Комиссией международного права ООН в 1982 году). Собственно, это и есть акт агрессии, планирование войны и так далее. В российском законодательстве есть аналогичная норма, статья 353 УК РФ также определяет наказание за преступления против мира и безопасности. Однако и здесь же есть это юридическое обособление Латвийской Республики, что означает, буквально, планирование войны и акт агрессии против конкретно Латвии. Это, конечно же, намекает на события 1939-1940 годов.

Не раз уже было сказано и показано, что ввод советских войск в Латвию в 1939 году не был "агрессией" ни с какого бока. Однако, для пущей наглядности повторим основные аргументы. Во-первых, ввод войск осуществлялся на основании советско-латвийского договора от 5 октября 1939 года. Текст договора ясно говорит, что стороны договорились о взаимной помощи, в том числе и военной. Статья 2 договора предусматривала обязательство СССР оказывать Латвийской армии помощь на льготных условиях вооружением и прочими военными материалами. Интересная же получается эта "агрессия", когда "агрессор" обязуется помогать "жертве" вооружением и материалами! Это было именно что добровольное соглашение о взаимопомощи и текст документа об этом говорит ясно и недвусмысленно. Во-вторых, "Заявление Советского правительства правительству Латвии", врученное послу Латвии в СССР Ф. Коциньшу 16 июня 1940 года не было ни ультиматумом, ни, тем более, актом объявления войны.

В этом документе говорилось о том, что Латвия нарушила статью 4 Договора о взаимопомощи от 5 октября 1939 года, не ликвидировав военный союз с Эстонией и даже вовлекла в него Литву и попыталась привлечь в него Финляндию. Напомним, что советско-финская война завершилась за три месяца до этих событий, так что это было очень серьезное обвинение. Предсовнаркома СССР В.М. Молотов узнал об этом от председателя Совета министров Литвы Антанаса Меркиса, и потребовал от Латвии исполнения ранее подписанного договора путем формирования нового правительства и пропуска советских войск в достаточном количестве. В заявлении не содержалось никаких намеков на какие-либо санкционные меры, Молотов лишь потребовал ответа до определенного срока.

В-третьих, ответ этот был дан, правительство Латвии согласилось выполнить требования и сразу после этого подало в отставку. Карлис Ульманис (на снимке) в своем радиообращении 17 июня 1940 года заявил: "В нашу страну с утра вошли советские войска. Это происходит с ведома и согласия правительства, что в свою очередь вытекает из существующих дружественных отношений между Латвией и Советским Союзом. Поэтому я хочу, чтобы и жители нашей страны на ввод воинских частей смотрели дружелюбно. В то же время вам следует знать, что движение войск должно проходить без помех, и вы этому можете способствовать, ограничив излишнее любопытство и воздержавшись от нарушений порядка. Сегодня утром вы также услышали новость о том, что правительство в полном составе подало мне прошение об отставке, и что я поручил министрам оставаться на своих местах до формирования нового правительства".

Вот и все. Какая еще "агрессия"? Было соглашение о взаимопомощи, был факт его нарушения Латвией, правительство Латвии согласилось с выполнением мер, направленных на выполнение договора. Ульманис ясно сказал: "с ведома и согласия" и "я хочу, чтобы и жители нашей страны на ввод воинских частей смотрели дружелюбно". Ну а то, что потом, на выборах граждане Латвийской Республики выбрали Сейм, который провозгласил присоединение к СССР, то это выбор этих самых латвийских граждан, теперь особо охраняемых уголовным законодательством страны.

Поправки в УК Латвии, скорее всего, примут, и тогда нельзя будет отрицать "советскую агрессию" против Латвии. Что же, хорошо. Но тогда, чтобы не расходиться с историческими фактами, нельзя будет отрицать, что Карлис Ульманис был, по существу, сторонником и пособником "агрессоров", буквально сдавший свою страну без малейшего сопротивления, как это и видно из его радиообращения от 17 июня 1940 года. Он путчист и узурпатор, разогнавший Сейм, а в довершение всего еще и ликвидатор Латвийского государства.

И теперь памятник этому замечательному деятелю напоминает депутатам Рижской Думы, каким должен быть настоящий латвийский государственный деятель и что он должен делать для своей родины. Надо везде поставить памятники Ульманису, а в особенности в Вентспилсе. Тамошний мэр как-то непочтительно, не в ульманисовских традициях, встретил представителей ныне дружественного Латвии флота. Надо напомнить мэру Вентспилса, что Ульманис завещал: "Поэтому я хочу, чтобы и жители нашей страны на ввод воинских частей смотрели дружелюбно".

Дмитрий Верхотуров,

Специально для BaltijaLV.lv


http://baltijalv.lv/news/read/22964

Досье: Формулировка статьи 74-1 УК Латвии, предложенная Юридической комиссией Сейма Латвии

Par genocīda, nozieguma pret cilvēci, nozieguma pret mieru vai kara nozieguma publisku slavināšanu vai īstenotā genocīda, nozieguma pret cilvēci, nozieguma pret mieru vai kara nozieguma, tai skaitā PSRS vai nacistiskās Vācijas īstenotā genocīda, nozieguma pret cilvēci, nozieguma pret mieru vai kara nozieguma pret Latvijas Republiku un tās iedzīvotājiem, publisku slavināšanu, noliegšanu, attaisnošanu vai rupju noniecināšanu

Latvijā / Skatīts 651 / Piebilda lspr Reitings: 5 / 1
Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz