Galvenie
19.05.2016
ОДНАЖДЫ ОНИ УЖЕ ЗАЗЫВАЛИ ВОЙНУ В НАШ ДОМ...
ОДНАЖДЫ ОНИ УЖЕ ЗАЗЫВАЛИ ВОЙНУ В НАШ ДОМ...

Склоняя головы в знак благодарной памяти советских солдат, партизан и тружеников тыла, чьим героизмом была достигнута победа в Великой Отечественной войне советского народа, не лишним будет мысленно оглянуться на период времени, непосредственно предшествовавший вторжению гитлеровских захватчиков на территорию тогдашней Советской Латвии. Это особенно полезно сделать сейчас, чтобы попытаться понять, какой бедой для латвийского общества однажды уже стал его глубочайший раскол во взглядах на желаемый путь дальнейшего развития республики.
Эта тема мало обсуждается в последние годы и может создаться впечатление, что причина тому отсутствие доступных сегодня источников. Но это не так. Подтверждением может служить и настоящая статья, содержание которой основано на ранее опубликованных исследованиях члена-корреспондента АН Латвийской ССР В. Каралюна в сборнике «Латвия на грани эпох II» («Авотс», Рига 1988 г.), профессора Латвийского университета П. Крупникова «Полвека истории Латвии глазами немцев (конец XIX века – 1945 год)» («Авотс», Рига 1989 г.), известного латвийского историка Я. Дзинтарса «Тайны рижского подполья» («Авотс», Рига 1986 г.), а также сборник документов «Прибалтика и геополитика. 1935 – 1945 г.г.» (РИПОЛ классик, Москва 2010 г.). Достаточно имеется и иных материалов, в которых раскрывается масштабная работа гитлеровского Генштаба по созданию прогерманского подполья на подлежавших оккупации западных территориях СССР. Ведь, как известно, в проекте директив по действиям германских властей на этих территориях предусматривалось образование пяти генерал-губернаторств. Эстония, Латвия и Литва определялись в состав одного из них под названием Остланд. На совещании нацистского руководства в июле 1941 года фюрер подчеркнул, что «вся Прибалтика должна стать областью империи».
Из приведенных выше публикаций достаточно убедительно следует, что в период подготовки к войне с Советским Союзом разведка фашистской Германии широко использовала латышских буржуазных националистов в шпионских целях. Особо благоприятные возможности для этого сложились, как это ни удивительно, вследствие стремительного и бескровного характера установления советской власти в Латвии. Новая власть проявила великодушие к поверженному классу буржуазных «хозяев вчерашней жизни». Поэтому не было ни арестов власть имущих, ни судебных процессов против них. Хотя многие рабочие не раз выражали недовольство таким всепрощенчеством, своего рода всеобщей амнистией руководителям улманисовской диктатуры и их прислужникам. Лишь только тогда, когда буржуазия стала создавать своё подполье, объединять силы для вооружённой борьбы, советской власти ничего другого не оставалось, как призвать контрреволюционеров к ответу.
С гитлеровскими разведывательными органами прямо или косвенно были связаны почти все буржуазно-националистические подпольные группы, которые начали возникать зимой 1940/41 года и объединили в своих рядах главным образом бывших айзсаргов, полицейских, часть офицеров буржуазной армии, кулаков и бывших служащих улманисовского государственного аппарата.
Так, под руководством гитлеровской военной резидентуры во главе с Илмаром Рупнером (из прибалтийских немцев. В буржуазной Латвии возглавлял общество «Союз немецкой молодёжи Латвии», его отец после переворота 15 мая 1934 года возглавлял валютную комиссию министерства финансов Латвии), бывшим адъютантом улманисовского военного министра полковником-лейтенантом Эмилем Грапманисом и бывшим руководителем студенческой корпорации «Селония» Андреем Комсаром действовала не только созданная ими националистическая контрреволюционная организация «Яунлатвиеши» («Младолатыши»), но и аналогичного толка организация под громким названием «Латышский национальный легион» (ЛНЛ). Главной своей целью ЛНЛ ставил организацию вооружённого восстания против народной власти в момент нападения Германии на СССР.
Созданием контрреволюционных националистических организаций и групп, которые должны были совершать диверсионные акты в советском тылу во время войны, занимался также резидент гитлеровской разведки Ганс Шинке - прибалтийский немец, бывший совладелец рижской фирмы «Артур Эверс и Ганс Шинке». При активном участии Шинке осенью 1940 года в Риге была создана антисоветская националистическая организация «Тевияс сарги» («Стражи отчизны»). Во время ареста у Шинке чекистами была изъята копия его доклада центру германской разведки в Кёнигсберге: «Существует латвийская боевая организация «Тевияс сарги». Эта организация имеет кроме военного и политическое руководство. Штаб находится в Риге. Образ мыслей членов «Тевияс сарги» - латвийский национал-социализм. Полностью отдают себя в распоряжение фюрера. Организация соответствует нашим целям и готова к выполнению всех указаний центра...». Организацию «Тевияс сарги» возглавлял сын крупного рижского домовладельца, студент Латвийского университета Владимир Клявиньш. Её члены поставили перед собой задачу – подготовиться к свержению Советской власти и установлению фашистского режима. С этой целью в ряде городов Латвийской ССР из числа враждебно настроенных к народной власти лиц были созданы повстанческие группы, которые активно готовились к вооружённым выступлениям в случае войны. Арест некоторой части членов этой подпольной организации позволил установить, что она действовала по указанию разведки Германии.
Антисоветское подполье в Латвии лихорадочно искало (и находило) связи с разведслужбами «третьего рейха», собирало для них секретные сведения. Так экстремистские группировки латышской буржуазии постепенно стали превращаться во вспомогательный аппарат спецслужб гитлеровской Германии, её «пятую колонну».
При таких обстоятельствах ни одна государственная власть не сидела бы сложа руки. Сегодня обстоятельства у нас иные, но можно напомнить целый ряд случаев весьма жесткой реакции наших правоохранительных органов на действия, с большой натяжкой квалифицированные как угроза госбезопасности Латвии. Так, в июне 2015 года были задержаны двое молодых россиян по обвинению в «шпионаже и попытке террористических действий в составе группы по предварительному сговору». Их деяние заключалось в преодолении забора военной базы в Адажи с пачкой антинатовских листовок на английском языке. В феврале нынешнего года Курземский суд Риги приговорил к шести месяцам лишения свободы жителя Латвии Максима Коптелова. Два года назад Коптелов разместил на американском сайте Avaaz.org петицию с призывом присоединить Латвию к России. Сам он объяснил свои действия шуткой на актуальную в то время тему вхождения Крыма в состав России. Шутка получила весомую уголовноправовую оценку. На момент подготовки настоящей статьи депутаты Сейма Латвии готовятся в ускоренном порядке принять изменения в законе, которые позволят значительно расширить круг подобных «шутников», к которым может быть применена уголовная ответственность. Так что и сегодня в Латвии отнюдь не благодушное отношение к любым, на взгляд власти, попыткам нанести ущерб интересам безопасности государства.
Не осталась в роли пассивного наблюдателя, в сложившейся ситуации, и советская власть. Всего до начала войны ей удалось ликвидировать четыре резидентуры германской разведки, тесно связанные с местными антисоветскими организациями и группами. Однако, несмотря на принятые меры, они не смогли помешать латышской националистической буржуазии в первые две недели начала гитлеровской оккупации Латвии скомплектовать из своей среды более 12 тысяч диверсантов, нападавших из укрытий на гражданских лиц, а также на отдельных солдат, отступавших в советский тыл.
Война на территорию Латвии пришла в 4 часа утра 22 июня 1941 года, когда группа армий «Север» и корабли немецкого военного флота нанесли удары на суше и с воздуха. Первый удар был направлен против Лиепаи – базы Краснознамённого Балтийского флота.
Утром 29 июня начались бои за Ригу. Несмотря на героическое сопротивление массированному наступлению гитлеровцев, защитники города, ввиду реальной угрозы окружения, были вынуждены оставить столицу Латвии.
Территория республики оказалась во власти немецко-фашистских оккупантов.
В Латвии, как и в остальной Прибалтике, наиболее ярко проявились некоторые характерные черты фашистской оккупационной политики. Это, к примеру, категорическое отрицание любой – будь то социалистическая или буржуазная – государственной самостоятельности проживавших там народов. Оккупанты сразу после своего прихода запретили вывешивать флаг независимой Латвии, носить мундиры латвийской буржуазной армии и айзсаргов, исполнять государственный гимн буржуазной Латвии и даже употреблять само слово «Латвия». Высшие чины называли себя не генеральными комиссарами Латвии, Литвы, Эстонии, Белоруссии, а генеральными комиссарами в Риге, Таллинне, Минске. Было издано также распоряжение называть местное население «местными жителями» или «туземцами», не указывая их национальность. Оккупационные власти восстановили капиталистический строй, однако не собирались восстанавливать прежний политический статус, т.е. буржуазную государственность Латвии.
Для поддержки оккупационного режима в Латвии германским командованием были созданы особые органы местного самоуправления. В их состав вошли бывшие государственные чиновники, ряд общественных деятелей, выражавших интересы национальной буржуазии. Сторонники оккупационного режима вместе с фашистами активно участвовали в массовых репрессиях против мирных жителей. За годы гитлеровской оккупации в общей сложности на территории Латвии было убито около 150 тысяч мирных жителей, в том числе свыше 75 тысяч евреев. Около 50 тысяч человек заключено в тюрьмы и концентрационные лагеря, более 280 тысяч – угнано на принудительные работы в Германию или эмигрировали. Всего за годы войны население Латвии сократилось почти на 450 тысяч человек.
Война показала, что латвийское общество встретило её в состоянии очевидного раскола во взглядах на перспективы развития республики. Значительной его частью оказались сторонники возврата к буржуазному прошлому, в том числе путем вооружённого сопротивления Советской власти, продолжавшегося до середины 50-х годов. Вместе с тем, реалии повседневной жизни убедительно доказывали, что большинство населения Латвии искренне сделало свой выбор в пользу социализма. Но борьба против этого выбора продолжалась...

Подготовил В. Фролов
"СОЦИАЛИСТ ЛАТВИИ", №1 (66), 2016
Latvijā / Skatīts 361 / Piebilda lspr Reitings: 0 / 0
Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz