Galvenie
23.06.2015
О чём умолчала Полиция Безопасности
О чём умолчала ПБ

Недавно нам в руки попал интересный документ — официальный отчет о проделанной работе Полиции Безопасности (Drošības Policija, далее ПБ) Латвии за прошедший 2014 год.
В качестве вступления отметим одно занятное совпадение. Даже во времена диктатуры Ульманиса подразделение полиции, занимавшееся вопросами охраны буржуазного государства от посягательств трудящихся на лучшую долю, назывался Политическим Отделом. Само название Полиция Безопасности впервые на территории Латвии появилось в период нацистской оккупации. Забавно, не правда ли?
Итак, вернемся к отчету. Не стоят особой траты времени навязчивые проповеди о российской угрозе, вездесущих агентах влияния и спецслужбах враждебно настроенных соседей, а так же фондах и организациях соотечественников. Мы все взрослые и относительно образованные люди и прекрасно понимаем, что разведка, сбор информации, вербовка агентуры, создание групп влияния на территориях соседей — совершенно нормальная и обыденная практика ВО ВСЕХ БУРЖУАЗНЫХ ГОСУДАРСТВАХ без исключения. В этом нет ничего сверхъестественного.
По заявлению самой ПБ, одной из её основных задач является защита независимости, суверенитета, территориальной целостности и государственного устройства Латвии.
Однако напомним, что несмотря на это Латвия вступила в Евросоюз и НАТО, тем самым де юре отказавшись от своего суверенитета. Фактический отказ от суверенитета Латвии закреплен так же и в Конституции (Сатверсме) – согласно статье 68, Латвия может делегировать часть властных полномочий своих госучреждений международным организациям. Для этого надо только, чтобы хотя бы 45 (даже 44) депутатов проголосовали «За» при участии в голосовании хотя бы 67 депутатов Сейма из 100.
Так же в Латвии международные договоры имеют приоритет над национальным законодательством, а Латвия вошла в европейский бюджетный пакт. А значит формирование бюджета подконтрольно властям ЕС (то есть их буржуазии), а не Латвии.
Но и это еще не все. У Латвии огромный внешний долг перед различными надгосударственными структурами и фондами, что так же фактически лишает ее суверенитета.
В том, что в Латвии нет достаточного количества природных ресурсов и производств для обеспечения нужд народного хозяйства и населения, никаких сомнений ни у кого нет. Признает это в своем отчете в части, посвященной экономической безопасности, и ПБ.
Вкраце факты таковы — латвийское государство существует в долг, и все его государственные институты поддерживаются извне на деньги зарубежных капиталистов, при чем не только западных, но и российских, которым в Латвии принадлежат различные предприятия, недвижимость и другие капиталы. А соответственно, латвийское государство служит их интересам. Но управляют Латвией они не напрямую, а через своих наместников — национальную буржуазию и продавшееся ей чиновничество.
Какую же в этом случае независимость и государственный суверенитет защищает ПБ, и что вообще она под ними подразумевает? Досадно, но в данном отчете определения этих понятий в интерпретации Полиции Безопасности нигде не конкретизируются.
Для иллюстрации сложившейся ситуации добавим, что долгие годы одну из самых важных спецслужб Латвии — Бюро по защите Сатверсме (Satversmes Aizsardzības Birojs, SAB) возглавлял генерал Янис Кажоциньш (Jānis Kažociņš) — гражданин Великобритании, кадровый военный и высокопоставленный сотрудник британских спецслужб.
“2 мая 2003 года на внеочередном пленарном заседании депутаты Сейма утвердили директором Бюро по защите Сатверсме Яниса Кажоциньша. Когда Совет по национальной безопасности выдвинул его кандидатуру на пост директора SAB, у него еще не было гражданства Латвии. Парламентарии были вынуждены присвоить его гражданину Великобритании в срочном порядке. И только в сентябре 2004 года Янис Кажоциньш отказался от гражданства Великобритании.”
http://www.kompromat.lv/item.php?docid=personnel&id=41

Отказаться от гражданства, конечно, проблемы не составляет, но ведь разведчики, как мы прекрасно понимаем, бывшими не бывают. Тем более, что он родился в Великобритании, прожил там всю жизнь, служил интересам ее буржуазии в разных точках мира, за что эта самая буржуазия щедро платила и продвигала по карьерной лестнице в армии и спецслужбах. А в этих институтах, как известно, чужие и нелояльные не ходят.
Отчет ПБ за 2014 год пестрит пророссийскими организациями соотечественников, гуманитарщиков и различными фондами, но при этом вы там не увидите ни строчки о деятельности такой замечательной организации, как British Council (Британский Совет), которая во многих странах мира была поймана на шпионской деятельности и финансировании различных буржуазных антигосударственных организаций. В Латвии она действует очень давно и вполне успешно. Нет ни строчки упоминаний и о различных транснациональных буржуазных фондах вроде Фонда Сороса, который открыто выступает за мировое господство транснациональной буржуазии и ограбление и эксплуатацию населения стран «третьего мира».
Не удивительно, что британские, американские и многие другие спецслужбы иностранных буржуазных государств чувствуют в Латвии себя как дома. Именно дома, ведь этот дом их хозяева-богачи усердно строили и укрепляли тут десятилетиями, создавая надежный санитарный кордон «между азиатскими ордами и просвещенным, цивилизованным западом».
В части отчета, посвященной статистике по различным делам, начатым или переданным ПБ в связи с ее прямыми обязанностями, с гордостью отмечается, что среди всех прибалтийских государств только в Латвии спецслужбам дозволено проводить досудебное расследование. При этом за 2014 год начато/получено от других учреждений 50 уголовных дел, из которых бОльшая часть (13 дел) связаны с разжиганием межнациональной или расовой розни. Всего в прокуратуру за тот период было передано 26 уголовных дел, по которым в том числе проходят и некоторые «русские активисты».
Нас не интересуют дела, касающиеся контрабанды, взяточничества, подделки документов, нарушений правил оборота стратегических товаров, нарушения гостайны и прочие — это межбуржуйские разборки, которые нас, простых трудящихся, мало касаются. Сосредоточимся на более интересном — тех же «разжиганиях», призывах к ликвидации независимости Латвии (которая уже давно самими буржуями и ликвидирована, о чем читаем выше), призывах свергать существующий госстрой, финансировании терроризма, вербовках наемников для незаконных вооруженных формирований и осквернении государственного флага.
Из 13 «разжиганий розни» до прокуратуры дошло всего 3 дела, а так же еще пара-тройка других — об осквернении госфлага, «призывам к свержению» и «оправданиям преступлений против человечества». При этом ПБ скромненько добавляет, что за год пришлось закрыть 26 уголовных дел, часть из которых истекла по сроку давности, а в целых 18 делах даже не нашли состава преступления. При этом далеко не факт, что те дела, которые передали в этом году в прокуратуру, так же не развалятся как карточный домик. Если принимать во внимание объем именно «политических» дел и статистику по ним, то видно, что до прокуратуры доходит только треть, а про окончательные результаты и уж тем более обвинительные заключения и приговоры говорить вообще не приходится.
На наш взгляд, именно эти показатели наилучшим образом характеризуют уровень профессионализма и качества работы ПБ.
Как бы в оправдание такой откровенно убогой статистики ПБ ссылается на 32 дела, досудебное следствие по которым на 1 января 2015 года еще не окончено, а так же на то, что с начала 2014 у них на расследовании находилось еще 94 уголовных процесса. С намеком на то, что не так уж все и плохо.
Вообще, методы работы, ведения оперативных и других мероприятий ПБ заслуживают отдельной большой статьи, с живыми примерами, и такая статья вскоре последует.
В отчете ПБ так же упоминаются некие сторонники ультралевых и ультраправых идей. И хотя им приписывается незначительная угроза режиму, в силу некоторых причин на них мы остановимся поподробнее.
С ультралевыми все понятно на них внимание заострять смысла не имеет. По причине отсутствия у них зарубежного финансирования они в нынешних условиях не представляют особого интереса у ПБ. А вот с ультраправыми — группировками получается довольно интересно.
Ситуация же такова: националистическое ультраправое движение в Латвии разделилось на 2 лагеря.
Первый лагерь — это «официальные» фашисты — представители национальной буржуазии; потомки националистической латышской и русской белой эмиграции, обогатившиеся еще до войны; потомки бежавших от советской власти военных преступников и просто вооруженных пособников нацистской Германии, обогатившихся во время войны, грабя местное население на оккупированных нацистским рейхом территориях; бывшие национальные (и не только национальные) кадры КПСС, КГБ, ВЛКСМ ЛССР, бывшие цеховики и другие представители теневого бизнеса СССР, разбогатевшие в позднее советское время, либо занимавшие важные посты в управлении, а потому вовремя приватизировавшие те или иные советские активы, либо просто нажившиеся на разворовывании и распродаже советского наследия.
Об этих господах ПБ в своих отчетах не напишет — по понятным причинам, ведь они и есть наниматели полицаев.
Под их знамена становятся те сторонники фашизма, русофобии, крайнего национализма и ксенофобии, социального дарвинизма, меритократии и мальтузианства, которые пока не претендуют на лидирующие позиции, у которых амбиции связаны скорее с желанием сбиться в единую группу, почувствовать единение с единомышленниками, ощутить свою значимость для общества в рамках некоего национального целого или корпорации, — то есть это достаточно молодые люди, остро ощущающие отчуждение в рамках буржуазного общества, но не способные разобраться в его причинах. Их идеи, как правило, основаны на той националистической и ультралиберальной пропаганде социального дарвинизма, которую развернула национальная буржуазия за последние 25-30 лет.
Для них в Латвии господствующим классом собственников были созданы фашистские организации, которые формируются при поддержке государства и зачастую даже финансируются из госбюджета. Они патриотичные и респектабельные, на них нет и тени маргинализма или банальной уголовщины, в них царит порядок и дисциплина. Это те же Земессарги, Яунсарги, различные патриотические и военизированные клубы, исторические реконструкции, студенческие корпорации, молодежные организации Нацобъединения при идеологической поддержке организации ветеранов войск СС вроде «Даугавас Ванаги». Участники этих организаций совершенно не считают себя фашистами, и если вы их так назовете, они скорее всего искренне обидятся. Но сути дела это совершенно не меняет. Ведь эти организации создали богатые для того, чтобы закрепить свое господствующее положение и в случае необходимости задавить недовольство угнетенных бедных (большинство из которых такие же латыши) под лозунгами «патриотизма» и «борьбы за сохранение независимости». Для вступивших в ряды этих организаций не требуется ни харизма, ни какие-либо серьезные знания об обществе или мире, ни изучения глубоких основ идеологии. Им не нужно искать источники финансирования для проведения мероприятий, военных тренировок, не нужно рисковать нарушить закон, приобретая, храня, нося оружие и боеприпасы, ведь легальное прикрытие для них осуществляет буржуазное государство: «Ты главное выполняй нехитрые требования руководителей, прими их идеологию и взгляд на мир, посещай мероприятия, тренировки, сборы, следуй указаниям старших и в нужный момент с множеством других, таких же, как ты, в качестве организованной силы выполни поставленную сверху задачу. То, в чьих интересах ты будешь ее выполнять тебя волновать не должно, эти вопросы решают другие - более образованные, достойные, добившиеся высокого материального и социального статуса люди, которые могут подтвердить этот статус своими капиталами и реальной властью — экономической. Для тебя достаточно знать, что ты — патриот и действуешь ради сохранения и величия «своего» государства».
Вторая категория ультраправых — это условные маргиналы — наци-скинхеды, нацистски настроенные спортивные болельщики, люмпенизированные выходцы из неблагополучных семей, мелкие уголовники, принявшие нацистскую или фашистскую идеологию, расовые теории или просто ненавидящие инородцев по внешним, национальным или языковым признакам. Такие кучкуются в организациях типа Центра Густава Целминьша (бывший Перконкрустс), Айзсаргах (эти раскололись аж на 3 конкурирующие организации), различных спортивно-фанатских организациях вроде ФКВ (Футбольный Клуб Вентспилса), «Динамо» и прочих, либо просто в небольших бандах и дворовых группах.
Эти организации и группы малочисленны вовсе не потому, что в Латвии низкий спрос на нацистские идеи, а потому, что они просто не выдерживают конкуренции с официальными организациями, которые привлекают наиболее дисциплинированных, относительно законопослушных и управляемых людей лучшим обеспечением, более высоким статусом, государственной законодательной и идеологической поддержкой, легальностью, безопасностью, а следовательно и гарантированной массовостью. Для молодежи это еще и тусовка, ведь туда вступают не только лица мужского пола.
Почему же все-таки невозможно вобрать всех национально зацикленных в официальные организации?
С одной стороны, «официальные фашисты» сторонятся маргинальной категории ультраправых из-за амбиций их лидеров. С другой, люмпенизированная молодежь и уголовники не поддаются дисциплине, их трудно контролировать.
Поэтому только этой категорией ультраправых обеспокоена ПБ.
Некоторые лидеры этих организаций обоснованно ощущают себя ущемленными «официальными фашистами», ведь несмотря на совершенно одинаковую идеологию и то, что когда-то они тоже состояли в ДННЛ (LNNK) или Народном Фронте Латвии (LTF), им не дали ни славы борцов за независимость, ни высокого социального статуса. Не досталось им и доли собственности при разделе советского наследия. Когда они были нужны, ими попользовались, но потом, не дав удовлетворить личные амбиции, выкинули за ненадобностью. Это и понятно, ведь фашистские организации создаются крупными собственниками не для того, чтобы удовлетворять чьи-то амбиции, а для того, чтобы всячески укреплять власть крупного капитала, бороться с его врагами. И применяются эти организации не по прихоти лидеров, а только тогда, когда этого потребуют интересы собственников, когда существует угроза их господству. Богатым не нужны неконтролируемые банды отморозков, творящих что хочется по собственному произволу, хотя и фашистскому, идеологически выверенному. Им нужен послушный и дисциплинированный инструмент, который можно применить, когда этого потребует ситуация, и который не будет претендовать при этом на часть той добычи и статус, которые богатые считают своими.
Недаром в своем отчете ПБ сетует на то, что несмотря на малую численность наци-скинхедов, возможность проявления с их стороны идеологически-мотивированного насилия существенна. Это, по мнению ПБ, усугубляется тем, что некоторые наци-скинхеды увлекаются боевыми искусствами и подвержены неконтролируемому влиянию из-за границы через интернет.
Подводя итоги нашего обзора, отметим — отчет ПБ о проделанной за 2014 год работе скорее пропагандистская брошюрка с русофобским душком, нежели серьезный, аргументированный аналитический документ.
Чего стоят только формулировки вроде «российской агрессии на Украине» и отчаянные (но при этом безуспешные) поиски вербовщиков наемников в оккупационные российские войска или лиц, финансирующих «терроризм».
Реальный показатель эффективности работы латвийских спецслужб — разваливающиеся даже не дойдя до прокуратуры, кое-как состряпанные уголовные дела, которые приходится закрывать по истечению срока давности, а чаще и вовсе по отсутствию состава преступления. И это несмотря на особые полномочия и право вести досудебное расследование.
Несмотря на настойчивые, на грани истерики, заявления ПБ о чьих-то попытках «разделить латвийское общество», все большее число трудящихся людей начинает осознавать, что это самое пресловутое разделение давным-давно свершившийся факт, и пролегает оно по линии бедные-богатые. Это разделение на жалкое меньшинство, которое всем владеет, и на оболваненное большинство, которое, ничего не имея, вынуждено за копейки продаваться в наемное рабство к вышеупомянутому меньшинству, либо валить за кордон, вне зависимости от национальной принадлежности. И склеить этот фундаментальный разлом не помогут ни нескончаемые, ведущиеся через СМИ проповеди в духе квасного ура-патриотизма, ни изо дня в день повторяемые мантры об отсутствии классов или каких-либо противоречий между собственниками-предпринимателями и наемными рабами.
Все большее число трудящихся начинает задаваться вопросом о том, почему, если мы наконец добились независимости, повсеместного внедрения государственного языка и культуры, нам почему-то приходится для обеспечения хотя бы своих базовых потребностей выезжать на работу на грядки в Ирландию или мытье посуды в Великобританию, где, как это ни странно, совершенно не нужен латышский язык, и никого не интересует, какие песни пели на Лиго и какого цвета и формы был орнамент на одежде у латышского крестьянина в XIX веке.
Что касается разжигания националистической истерии, то отчет ПБ ярчайшим образом свидетельствует, что именно ПБ как раз этому и способствует, чтобы перенаправить недовольство нерешаемыми социальными проблемами и несправедливостью распределения доходов между трудящимися и обнаглевшей от паразитирования буржуазией в удобное и контролируемое национал-шовинистическое русло.

Андрис Малс
Latvijā / Skatīts 713 / Piebilda lspr Reitings: 5 / 2
Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz