Galvenie
08.05.2016
Звёзды в ночи.
Звёзды в ночи.
(Отрывок из книги Гунара Крпниека «Рига. Мозаика в ритмах времен». (Авотс, 1986))

22 июня 1941 года оборвалось мирное течение нашей жизни...
Мы помним, какую горькую чашу пришлось испить в первые дни и месяцы войны. Никогда не забудем, как уходили мы из родных мест, как длинной лентой тянулась дорога отступления: пот и кровь, детский плач, зной, смерти, ястребиные профили «мессеров» в синеве неба. Помним, как гибли товарищи «на безымянной высоте».
Но начальный период войны — это не только смерть дорогих людей — знакомых и незнакомых, это героизм народа, не пожелавшего встать на колени.
На территории Латвии самым ярким эпизодом начала Великой Отечественной войны была оборона Лиепаи. Защитники города, среди которых было немало рабочих, упорным сопротивлением сковали под Лиепаей с 23 по 29 июня 1941 года целую пехотную дивизию вермахта с приданными ей частями усиления и нанесли гитлеровцам существенные потери в живой силе и технике.
В первый же день войны фашистские стервятники бомбили Ригу. В полдень со стороны Даугавы донесся глухой, нарастающий гул моторов. Вскоре в сторону Рижского аэродрома устремились самолеты со свастикой. Их было восемнадцать... В городе и порту загудели заводские и пароходные сирены, по улицам метались испуганные люди. Зенитная артиллерия открыла огонь, а вслед за этим раздались взрывы бомб, сброшенных с самолетов. Над Даугавой, около аэродрома, поднялась черная стена дыма. Один фашистский бомбардировщик, попав в зону разрывов трассирующих зенитных снарядов, загорелся и упал. Это был первый сбитый над Ригой самолет.
В ночь с 27 на 28 июня 1941 года из Риги эвакуировалось правительство республики. Оно продолжало свою деятельность в Валке.
С началом войны в Риге, кроме нескольких подразделений полка НКВД, офицеров и комендантской роты штаба округа, войск почти не было. Поэтому во второй половине дня 27 июня было решено оборону вдоль набережной Даугавы организовать силами рабочих батальонов. Они рыли окопы, из булыжников возводили укрытия,
С утра 29 июня развернулись ожесточенные бои в районе Пардаугавы между отходившими из Курземе нашими войсками и прорвавшимися со сторны Бауски подразделениями гитлеровцев. Оккупанты сумели достичь переправ лишь к середине дня 29 июня.
Позиции защитников Риги непрерывно обстреливала артиллерия противника, вражеские самолеты осыпали их бомбами, Всю набережную и Старый город затянуло дымом. В такой обстановке бойцы рабочих батальонов во взаимодействии с подразделениями Красной Армии приняли первый бой. Действия защитников Риги явно нарушили планы немецкого верховного командования взять город без боя.
1 июля 1941 года начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер записал в своем дневнике: «На фронте группы армий «Север» все идет согласно плану. Только в районе Риги передовые отряды 1-го и 26-го армейских корпусов, видимо, оказались в тяжелом положении, которое сегодня несколько облегчилось...»
Целый день 30 июня гитлеровцы подтягивали силы и готовили переправу через Даугаву в районе острова Доле, в нескольких километрах выше Риги. Между тем рабочие батальоны еще в ночь на 30 июня покинули город и направились в Валку. В ночь на 1 июля из Риги в направлении Сигулды стали отходить также оставшиеся подразделения Красной Армии.
1 июля вся Рига была захвачена врагом.
Ровно 1200 дней продолжалась фашистская оккупация нашей столицы. Пожалуй, ни один из самых мрачных периодов истории Риги нельзя сравнить с этими днями. 1200 дней рижане жили под занесенным над ними «тевтонским мечом».
Фашистские захватчики объявили Ригу главным городом рейхскомиссариата «Остланд» — оккупированных западных областей Советской страны (Литвы, Латвии, Эстонии и части Белоруссии). Для утверждения своего господства оккупанты создали разветвленный репрессивный аппарат, звеньями ко- торого были полиция безопасности и SD, жандармерия, абвер (армейская разведка), полиция порядка, армейские комендатуры, т. н. латышский политический отдел полиции безопасности и SD, широкая сеть тюрем, концентрационных лагерей, гетто и других мест заключения, а также густая сеть доносчиков и шпионов.
Чрезвычайная государственная комиссия по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской ССР установила, что в период оккупации в Латвии существовало в разное время 46 тюрем, 23 концентрационных лагеря и 18 гетто — всего 87 мест заключения. Комиссия установила, что за годы войны фашистские оккупанты и их сообщники убили в Риге и ее окрестностях свыше 300 тысяч мирных граждан и советских военнопленных.
Однако гитлеровским оккупантам не удалось добиться «умиротворения» трудящихся республики.
Рижское антифашистское подполье... Его история полна героических и драматических событий. Написаны еще не все страницы этой истории. Имена многих борцов неизвестны. Но — несомненно одно — с первого и до последнего дня оккупации в городе не прекращалась борьба с гитлеровцами и их пособниками.
Рижская земля горела под ногами оккупантов и их приспешников. На улицах города все чаще находили убитых и раненых фашистов. 3 октября 1942 года подпольщики Риги сожгли крупный склад на станции Чиекуркалнс. В честь 25-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции 5 ноября 1942 года они устроили взрыв в помещении редакции фашистской газеты «Тевия».
В связи с многочисленными фактами нападения на германских солдат, командующий полицией порядка в «Остланде» 10 декабря 1942 года отдал распоряжение: «...с этого момента сотрудники полиции имеют право выходить на улицу в темноте только в сопровождении своих товарищей. Пистолет всегда должен быть под рукой...»
Решающая роль в том, что уже осенью 1942 года гитлеровцам стало неуютно на улицах Риги, принадлежит отважным руководителям рижских подпольных организаций Арвиду Рендниеку, Эрнесту Саулитису и Витольду Яунтирану.
Рижскому рабочему пареньку Арвиду Рендниеку в то время было 23 года. Уже с 14-летнего возраста он участвовал в коммунистическом движении, распространял и перевозил нелегальную литературу. После восстановления в Латвии Советской власти Аренд Рендниек был назначен заместителем председателя Комитета по физкультуре и спорту при Совнаркоме Латвийской ССР. В первые дни Великой Отечественной войны он участвовал в ликвидации банд буржуазных националистов, а также в боях на территории Эстонии. В конце августа 1941 года. ЦК ЛКСМ Латвии направил Рендниека во вражеский тыл для организации комсомольского подполья в Видземе. Во время длительного и утомительного перехода он попал в плен. Раненого Рендниека доставили в рижскую центральную тюрьму, пытали. Но ему удалось скрыть истинные причины своего возвращения в Латвию. Считая, что Рендниек физически и морально сломлен, фашисты освободили его 1 мая 1942 года.
Оказавшись на свободе, Арвид Рендниек немедленно приступил к выполнению заданий ЦК ЛКСМ Латвии. Уже в мае он совместно с комсомолкой Викторией Мисой создал в Риге комсомольскую подпольную организацию, которая в целях конспирации была разбита на группы. Бывших студентов-комсомольцев возглавляла Виктория Миса, группу молодых. рабочих-подполыциков на заводе «Вайрогс» (ныне — Рижский вагоностроительный завод) — комсомолец Эрик Степиньш. Группой по добыванию оружия руководил рабочий «Вайрогса», комсомолец Арвид Стергис. Еще одну группу возглавляла комсомолка, бывшая студентка Лигита Рекшане. Виктории Мисе уже в июне 1942 года удалось привлечь в организацию немецких военнослужащих-антифашистов Карла Шефера и Георга Шумана, которые впоследствии дезертировали из немецкой армии и посвятили себя подпольной работе.
Подполыщики из группы Э. Степиньша в 1942 году занимались саботажем на заводе «Вайрогс», где систематически приводили в негодность отремонтированные военные машины гитлеровцев. В феврале 1942 года эта группа подожгла немецкий склад с запасными частями автомашин. Молодые патриоты печатали и распространяли листовки, доставали оружие и взрывчатку. Им удалось заслать верных людей на один из крупнейших военных складов в Цекуле под Ригой, а также в оружейные ремонтные мастерские, расположенные в корпусах бывшего завода «Проводник», и получить оттуда оружие,
В конце 1942 года Рендниек установил связь с группой коммуниста Эрнеста Саулитиса. Была создана единая организация, принявшая название «Латвияс претфашистиска организация» («Латвийская антифашистская организация»). Подпольщики устраивали побеги советских военнопленных и заключенных в гетто евреев. Рендниек съездил в Латгалию, где встретился с рабочими депо Абрене и патриотами местечка Куправа.
«Латвийская антифашистская организация» выпустила листовки, посвященные 25-й годовщине Октября и Дню Конституции, готовилась к покушению на имперского комиссара «Остланда» Лозе и предателя латышского народа — «генерального директора» внутренних дел «Латвийского самоуправления» генерала Данкерса»
Но подпольщиков постигают и неудачи...
8 октября 1942 года попал в засаду Мартиньш Пога, прибывший в Ригу по заданию ЦК КП (б) Латвии, Он отказался сдаться врагу и смело вступил в бой. В течение нескольких часов Мартиньш Пога на лестничной клетке дома по улице Яниса Асара, 15 героически сражался против гестаповцев, полицейских, солдат и спущенных на него овчарок. В бой против героя-подпольщика фашисты вынуждены были бросить три ударные группы карателей и к тому же оцепить район ротой солдат. Истекающий кровью патриот продолжал вести огонь, убил и ранил нескольких гитлеровцев, а последнюю пулю пустил в себя.
В неравном бою с фашистами погиб и другой подпольщик — Витольд Яунтиран. В апреле-мае 1943 года ему пришлось скрываться в Юмправском лесу, в землянке. Полицейские напали на его след. Тяжелораненый подпольщик косил врагов из пулемета, а когда кончился диск, подорвал себя гранатой...
Тогда же, в мае 1943 года, погиб Арвид Рендниек с группой товарищей. А было это так. Чувствуя, что в организацию проник провокатор, Рендниек решил сделать вид, что прекращает подпольную работу в Риге. На самом же деле...
19 ноября 1942 года Арвид Рендниек, Эрнест Саулитис, радист советской разведгруппы Викентий Чекстер и немецкие антифашисты Георг Шуман и Карл Шефер на захваченной у врага автомашине направились в район Старой Руссы, чтобы перейти линию фронта и установить связь с ЦК КП(б) Латвии. Однако 21 ноября при попытке перейти линию фронта руководитель группы Арвид Рендниек и его соратники были схвачены сотрудниками абвера, А в декабре были арестованы еще 20 членов «Латвийской антифашистской организации». В их числе были П. Желвис, В. Миса, Л. Рекшане, ее отец Я. Рекшанс, Э. Степиньш, А. Стергис.
Но и во вражеских застенках Арвид Рендниек и его товарищи не прекращали борьбу. В Саласпилсском концентрационном лагере, где Рендниека держали под особой охраной, он все-таки сумел зимой 1942—1943 годов включиться в работу лагерной организации Сопротивления, которой руководили коммунист Янис Логине и Карлис Фелдманис. Подпольщики Саласпилса были разбиты на три группы: одна вела среди заключенных пропагандистскую работу, вторая изготовляла самодельные гранаты, третья готовила вооруженное восстание и побег из лагеря. Однако осуществить намеченный план восстания не удалось. В марте 1943 года всех 76 членов саласпилсской организации Сопротивления, в том числе и Арвида Рендниека, перевезли в Рижскую центральную тюрьму для расправы. После долгих пыток все они, а также члены руководимой Рендниеком подпольной организации В. Миса, Л. Рекшане, Э. Саулитис, Э. Степиньш и многие другие, в ночь с 5 на 6 мая 1943 года были расстреляны в Бикерниекском лесу. Герои встретили фашистские пули пением «Интернационала». Даже на краю могилы подпольщики оказали палачам сопротивление и были расстреляны только после яростной схватки.
Яркую страницу в истории антифашистской борьбы вписали разведчики — коммунист Август Лейнесар и комсомолец Август Юмикис. Они объединили вокруг себя многих патриотов, вошедших в группы, которыми руководили К. Апарс, Я. Озолс, О. Юмикис, и А. Янов. Им удалось внедрить своих людей в учебный лагерь латышского эсэсовского легиона в Цекуле, собрать ценные сведения, Эти сведения передал на Большую землю радист X. Голдбергс.
Большинство антифашистских организаций в Риге состояло из рабочих и служащих предприятий. Активно действовали подпольщики на заводе ВЭФ, на Рижском фарфоро-фаянсовом заводе, на текстильных фабриках «Большевичка», «Ригас текстиле», «Засулаука мануфактура», на Ильгюциемском стекольном зайоде, в трамвайном депо. Ощутимые удары врагу наносили рабочие Рижского железнодорожного узла. Подпольными группами здесь руководили А. Гражулис, П. Сорокин, О. Тихоновский. В морском порту рабочие Е. Лаздиньш, Я. Лудзис, К. Равиньш и другие установили контакт с советскими военнопленными и вместе устроили несколько диверсий.
Действовала в городе и подпольная пионерская организация «Яуние комунари» («Юные коммунары»). Ею руководили Виктор Андреев, Юрий Михайлов и Маргерс Сочнев. 13—15-летние подростки составляли тексты антифашистских листовок, расклеивали или разбрасывали их на улицах города.
Часть этих групп и организаций поддерживала непосредственную связь с партизанскими отрядами и базировавшимися в них в 1943—1944 годах подпольными обкомами и укомами КП Латвии, которыми руководили опытные конспираторы: Лонгин Авдюкевич, Фрицис Берг, Павел Дергач, Отомар Ошкалн, Альфред Рашкевиц, Варфоломей Рубулис, Эльвира Ятниеце и другие коммунисты.
Особо хочу рассказать о подпольной организации «Циня», которой руководил известный латышский артист, а впоследствии кинорежиссер, народный артист Латвийской ССР Леонид Лейманис (1910—1974). Я был знаком с этим очень интересным человеком, настоящим художником. Но долго не подозревал, что в годы войны он был и подпольщиком. Не знал, очевидно, потому, что Леонид Лейманис не любил рассказывать о войне...
В 1940—1941 годах он был директором Художественного театра. Эвакуироваться не успел, и сразу же после оккупации Риги ему пришлось скрываться от полиции. Осенью 1941 года и зимой 1942 года он с женой Эльвирой — актрисой того же театра — писал от руки, а позднее изготовлял на шапирографе антифашистские воззвания и расклеивал их на улицах Риги. Леониду Лейманису удалось связаться с некоторыми студентами Академии художеств. Крепко подружился он со студентом Ольгертом Урбансом. Они решили создать нелегальную антифашистскую организацию. Вначале привлекли в нее студентов академии Эрнеста Мангалиса, Артурса Муцениекса, Марциса Авотиньша, Эдуарда Рейнсонса, Велту Озолу, Яниса Лиепиньша, Эдгара Бакевица, Альберта Терпиловского. В работу активно включились также актрисы Эльвира Леймане, Ирма Линкупе, музыкант Художественного театра Август Витолс, режиссер Теодор Кугренс, а немного позднее, после выхода из тюрьмы, режиссер и педагог Ольга Бормане.
Вот так в конце 1942 года и в первые месяцы 1943 года была создана антифашистская организация, в которой действовали главным образом работники культуры. Широк был круг сочувствующих. Члены «Цини» помогали военнопленным, евреям и дезертирам из латышского легиона, обеспечивая их документами, одеждой, прятали на конспиративных квартирах.
Антифашистскую организацию «Циня» как могли поддерживали актриса Луция Баумане, декоратор Арвидс Спертале, врач профессор Кристапс Рудзитис, врач-рентгенолог Яков Роман. Сочувствующие помогали молодежи уклоняться от призыва в немецкую армию. Яков Роман для нужд подпольщиков доставал фиктивные документы.
Леонид Лейманис и его семья (а у него была 13-летняя дочь Лиана и маленькая полуторагодовалая дочь Людмила) сильно голодали. Ни у кого из членов семьи не было даже продовольственных карточек. В самые трудные моменты семье помогал актер Арведс Михелсонс. Режиссер Эдуарде Смильгис достал Леониду Лейманису фальшивое удостоверение личности. Летом и осенью 1943 года Лейманис через дочь Лиану делился скудным запасом продуктов с заключенными Лиелвардского лагеря. Рискуя жизнью, девочка снабжала военнопленных также нарисованными отцом картами окрестностей (такие карты могли пригодиться при побегах), на ломаном русском языке пересказывала им сводки Совинформбюро... С одним из военнопленных — бывшим ленинградским студентом — отец и дочь наладили особенно тесную связь. Но неожиданно все контакты были оборваны. Студента повесили как заложника на лиелвардской базарной площади во время одной из акций, проводившихся для устрашения местного населения. Вместе с ним повесили еще четырех военнопленных.
В 1943 году Леонид Лейманис. оборудовал в квартире своей матери Елизаветы и брата Константина подпольную типографию. Здесь регулярно выпускались воззвания под девизом «Смерть немецким оккупантам!». Типографский шрифт достал студент Академии художеств Эдуарде Рейнсонс. Текст воззваний писал сам Леонид Лейманис. Набор готовила его жена, а печатали листовки друзья-подпольщики.
К моменту освобождения Риги организация «Циня» напечатала 19 воззваний, каждое тиражом от 800 до 3000 экземпляров. Очень трудно было с бумагой. Ее доставали Э. Рейнсонс, О. Бормане, художник Гиртс Вилкс, Константин Лейманис и др. Распространяли воззвания главным образом в Риге, но немало листовок попадали и в другие оккупированные немцами районы Латвии. Их привозил туда железнодорожник Константин Романовский вместе со своими товарищами по работе.
Утром 1 мая 1944 года на улицах Риги можно было наблюдать необычное зрелище: в воздухе кружились тысячи пятиконечных звездочек из красной бумаги. Ветер нес их с улицы на улицу, они прилипали к тротуарам, а дворники, согнувшись в три погибели, — соскребали с булыжных мостовых. Люди, проходя мимо, усмехались, а гитлеровцы встревожились не на шутку и объявили по радио, что звездочки сброшены с советских самолетов. В действительности их изготовили и разбросали по городу члены антифашистской организации «Циня».
В эти черные дни смерть разгуливала по улицам Риги, стучась то в одни, то в другие двери. Настал день, когда она постучалась и к Леониду Лейманису. Это произошло в конце сентября 1944 года, когда Красная Армия уже приближалась к Риге. В тот день в шестую квартиру дома номер три на улице Видус ворвались агенты немецкой полиции безопасности и заявили, что здесь, замурованный в стену, скрывается коммунист Леонид Лейманис, Они долго обшаривали комнаты, простукивали стены. Ушли с большой неохотой. Полицейские SD ошибались. Лейманис не был замурован в стене. Он лежал под половинами на кухне между досками пола четвертого этажа и потолком третьего, как в гробу. Лежал совершенно неподвижно, потому что «помещение» было высотой в двадцать сантиметров. Рядом с ним находились только что отпечатанные антифашистские листовки, шрифт и пистолет.
Это убежище Леонид Лейманис собственными руками строил два месяца, Мусор, который выгребали между полом и потолком нижнего этажа, его жена Эльвира и дочь Лиана небольшими кучками относили каждый день в парк Внестура. Люк в досках пола пришлось выпиливать исключительно осторожно, чтобы шум не услышали нижние соседи. И все-таки здесь оставаться подпольщики больше не могли. Им удалось выбраться за пределы Риги, и там они встретили наши наступавшие войска.
Важную роль в рижском антифашистском подполье играл уполномоченный оперативных групп ЦК КП Латвии и ЦК ЛКСМ Латвии Имант Судмалис (1916—1944). Судмалис, сражавшийся некоторое время в рядах белорусских и латвийских партизан, вернулся в Ригу по заданию партии в конце июля 1943 года. Он должен был объединить подпольные организации и группы, действовавшие в Риге, подготовить базу для создания Рижского подпольного горкома партии и подпольной типографии. Осенью Имант Судмалис успешно провел централизацию рижского антифашистского движения. В январе 1944 года под его руководством действовали 11 комсомольских групп и 2 подпольные антифашистские организации в Риге и Рижском уезде, а также 4 подпольные группы в Елгаве.
Под руководством Иманта Судмалиса был создан Рижский подпольный горком комсомола, секретарями стали Малдис Скрейя и Джемс Банкович. Подпольщики установили связи с партизанами Северной Латвии и подпольным Валкским уездным комитетом партии. Для изготовления взрывчатки была оборудована тайная лаборатория. По указанию Иманта Судмалиса 21 сентября 1943 года подпольщики взорвали мину в помещении Иецавской волостной управы.
Состоявшаяся в октябре 1943 года Московская конференция министров иностранных дел союзных держав подтвердила, что Прибалтика является неотъемлемой частью Советского Союза. Узнав об этом, фашисты решили провести митинг «протеста» на Домской площади в Риге. Ораторы из числа буржуазных националистов должны были заявить на нем «от имени латышского народа» о его нежелании входить в состав СССР. Планировалось выступление самого рейхскомиссара Лозе. Гитлеровцы пригласили сюда иностранных корреспондентов, намереваясь транслировать ход митинга по радио и со специального самолета заснять его для нацистской кинохроники.
Подпольщики во главе с Имантом Судмалисом решили сорвать это фашистское сборище, назначенное на 13 ноября 1943 года. Ранним утром комсомольцу Джемсу Банковичу удалось заложить самодельную мину в мусорный ящик около трибуны. Малдис Скрейя вывел из строя громкоговорители.
Гитлеровцы услышали голос народа Латвии! Когда на площадь начали силой сгонять рижан, раздался взрыв. Он, правда, произошел раньше, чем намечалось, но цель была достигнута. Эхо взрыва, прогремевшего над латвийской землей, истерзанной фашистами! показало подлинное отношение ее народа к «Великой Германии». В листовке, выпущенной руководством партизанского движения в Латвии, говорилось: «Взрыв на Домской площади в Риге не случайность, это был ответ латышей на ложь и насилие гитлеровцев».
Фашисты решили любой ценой уничтожить подпольную организацию. Они объявили о награде в тридцать тысяч марок тому, кто разыщет организаторов взрыва. Гнусный провокатор выдал подпольщиков, и в феврале 1944 года Судмалис и его товарищи были арестованы. Но Имант успел многое сделать для предотвращения разгрома рижского подполья. Он ликвидировал старые явочные квартиры и создал новые. Имея несколько поддельных паспортов, он роздал их товарищам, не оставив себе ни одного. Два месяца фашисты допрашивали Судмалиса, Банковича и других героев-подполыциков. Но ни угрозы, ни пытки не поколебали духа борцов.
В мае 1944 года, всего за несколько месяцев до освобождения Риги Красной Армией, Судмалис и его боевые друзья были казнены фашистами. Они отдали свои жизни за сво- боду народа. Находясь в тюрьме, Судмалис писал жене: «Умирать еще не хочется, но верь — я сумею умереть как подобает. И Овода расстреляли весной, когда пробивалась молодая травка...»
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1957 года за мужество и героизм, проявленные в борьбе против фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны, Иманту Судмалису было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Весной и летом 1944 года во время решающих боев Красной Армии с немецко-фашистскими войсками за освобождение территории Латвийской ССР антифашисты усилили саботаж и диверсии. Стоит вспомнить, например, массовые повреждения авиационных моторов на мотороремонтном заводе «Люфтпарк № 1» в Риге, пожары на главной телефонной станции и военном заводе, взрывы в помещении рижского радио, в здании Рижского главного вокзала, а также дерзкий побег в апреле 1944 года группы советских военнопленных во главе с инженером-электриком В. Гурилевым на немецком танке с танкоремонтного завода в Риге.
Летом и осенью 1944 года по призыву Коммунистической партии трудящиеся Риги прилагали усилия, чтобы сохранить оставшиеся материальные и культурные ценности народа, не дать гитлеровцам разграбить их или уничтожить. Рискуя жизнью, рабочие заполняли камнями или железным ломом ящики, предназначенные для вывоза ценностей в Германию, а народное добро прятали в надежные места. Патриоты тушили пожары, обезвреживали заложенные оккупантами мины. Так удалось спасти Рижский газовый завод, завод «Радиотехника», фабрики «Кайя», «Большевичка», «Космос», «Сарканайс Октобрис», а также крупнейший в республике санаторий «Кемери» и многие другие объекты. Благодаря стремительному наступлению Красной Армии и самоотверженной борьбе рабочих из 714 рижских фабрик и заводов удалось полностью сохранить 428.
Подпольщики-антифашисты вписали новые героические страницы в историю революционной Риги, всего латышского народа.
Fašisms / Nacisms / Skatīts 311 / Piebilda lspr Reitings: 5 / 1
Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz