Galvenie
19.03.2017
Рабочие шутят
Рабочие шутят

Некоторое время тому назад в верхних слоях общества было принято интенсивно проливать слёзы по поводу «раскрестьянивания крестьян» (раскулачивания кулаков) при старом режиме. Исчез, говорили нам, исконный образ жизни, целый пласт культуры! И это не только, мол, потеря для этнографии; главное — исчез работящий и хозяйственный труженик!
Почему бы теперь тем же самым людям не поплакать над «разрабочиванием рабочих»? В Латвии в феерически короткий срок рабочих ликвидировали как класс. Остались отдельные рабочие, а пролетариата не стало. Разве это не потеря? Разве это не утрата вековых традиций?
Что касается крестьян и так называемой традиционной культуры, то в их исчезновении повинен, конечно, не «социализм». Индустриализация, урбанизация и космополитизм, порождённые капитализмом, меняют социальное строение общества, уничтожая традиционные социальные группы, а вместе с ними и традиционно-этнографическую народную культуру. Капитализм — не лучшая эпоха для фольклора. Основной источник народного художественного творчества — крестьянство, а при капитализме крестьянству приходит конец. В буржуазной экономике массового крестьянина заменяет малочисленный фермер (или батрак). У крестьянина — сельский образ жизни, включая сюда определённую духовную культуру, у капиталистического фермера — сельское производство, не больше того. Фермерство — это не образ жизни, а всего лишь профессия.
Городской фольклор и городская культура тоже пережили свой расцвет в прошлом, до победы капитализма. Несмотря на это, при капитализме городской фольклор по-прежнему существует — в городском народе. По мере складывания в городах рабочего класса, складывались определённые традиции и обычаи «мастеровых». В царской России у них была своя мода в одежде, свой профессиональный жаргон. Зафиксированы даже рабочие песни. Сюда же относятся уральские сказы, известные каждому по «Малахитовой шкатулке».
Помните рассказы про «лабушский язык» у оркестровых музыкантов? Устное творчество рабочих — это примерно такая же «субкультура», только другого калибра.
После революции в советское время наблюдается продолжение дореволюционных традиций. Например, явно дореволюционного происхождения был обычай издеваться над учениками, шутить над ними злые шутки — обычай, доживший на крупных предприятиях чуть ли не до начала XXI века. Лучше бы, однако, сохранился до наших дней другой дореволюционный обычай — «сажать на тачку»: во время забастовок и наиболее упорных столкновений с хозяйской администрацией, рабочие силой усаживали в тачку особо мерзких начальников, прилюдно вывозили их за фабричные ворота и там вываливали из тачки, после этого позора начальник больше никогда не появлялся на предприятии — он понимал, что назад пути нет.
В промышленности у рабочих Советского Союза существовал свой профессиональный язык с собственной терминологией, не всегда встречающейся в технической литературе. Ряд слов, образованный по правилам русского языка (например, «проставка», «обнижение», «поднутрение», «заневолить», «завтулить») применялся сплошь и рядом, при этом не входил в официальную техническую терминологию. Существование этого профессионального «жаргона» замечено главным образом в русском языке. Вероятно, он также применялся в украинском языке, а вот в латышском — едва ли. Нам ничего не известно о латышском рабочем фольклоре, о латышском заводском языке. Латыши обычно пользуются заимствованиями из русского языка, а сейчас заимствуют английскую терминологию, часто с ошибками. В Латвии старый заводской язык сейчас в русской культуре вымирает. Младшее поколение русских или славянских рабочих в Латвии не знает жаргонных технических терминов и речевых оборотов, употребляемых в России. Впрочем, чему удивляться, если латвийский русский называет отбивную «карбонадом», матерей «мамочками», деятельность «активностью», при этом считает себя «патриотом», то есть – другом Путина и ценителем православного христианства.
В общем, золотым веком русского фабрично-заводского фольклора было двадцатое столетие. В устном народном творчестве рабочих, каким оно сложилось к концу XX века, наблюдаются довольно разнообразные формы — загадки, легенды, анекдоты, шутки и поговорки.
Вот, например, одна из легенд, обычно рассказываемая как анекдот, — легенда о пропавшей платине. На одном заводе во время ремонта и обслуживания оборудования сняли каталитическую решётку из платины. Когда сделали, что надо, и хотели поставить её обратно, оказалось, что платиновая решётка пропала. Бросились искать — драгоценный же металл! Оказалось, один работник подобрал валявшуюся «железку» и унёс домой для курятника. Каждый рассказчик этой истории уверял, что это произошло на его заводе, что он видел собственными глазами… поэтому и очевиден легендарный характер истории.
Точно так же получила широкое распространение легенда о советском токаре, попавшем в Германию. Появилась она, по-видимому, не позднее 80-х годов. Отметим, прежде всего, профессию персонажа легенды — это токарь. Действительно, из всех заводских рабочих профессий больше всего была известна профессия токаря, и это справедливо, так как в машиностроении токарей насчитывалось больше, чем других станочников. Заводов и рабочих было так много, что практически каждый житель СССР имел довольно точное представление о функционировании промышленных предприятий и о рабочих специальностях. Забавно, что в XXI веке в массовом сознании российских обывателей в качестве «типичного заводского рабочего» почему-то стал фигурировать не токарь, а фрезеровщик, из России это странное представление проникло и в Латвию. Когда заводы стали редкостью, а в массовой культуре рабочим уделяется очень мало внимания, промышленное производство становится для обывателя terra incognita, и об индустриальных вопросах многие сегодня имеют смутное и даже дикое представление. Вернёмся к легенде — она существует в разных вариантах, и один из них рассказывает, как советский токарь, подобно многим тысячам других советских людей, во время войны был вывезен фашистами в Германию на принудительные работы и попал на немецкий завод. То ли от привычки к «стахановской работе», то ли желая выслужиться, токарь начал ставить рекорды и … был наказан. По мнению немцев, сверхбыстрая работа означает нарушение технологии и приводит к низкому качеству продукции. Один из вариантов легенды упоминает не реакцию немецкого начальства, а реакцию немецких рабочих. Будто бы подошёл к нашему токарю немецкий работяга и передал, что, если он и впредь будет так работать, у него будут неприятности, при этом подразумевалось, что неприятности будут от немецких рабочих. После 1991 года в Латвии можно было услышать ещё один вариант этой истории — будто был один наш токарь (снова токарь!..), когда открылись границы, отправился гастарбайтером в Германию (снова в Германию!..), поступил там на завод и по привычке решил сделать деталь побыстрее. Немцы, думает, делают три прохода резцом, а зачем, когда можно за два прохода. Так он и поступил, и свою работу потерял. Ему сказали: «Вы понимаете, что Вы сделали? Вы изменили структуру металла». Пришлось расстаться… В данной легенде отразились сказочные представления о «немецком качестве», «немецком порядке» и вообще о превосходстве «запада» над Советским Союзом.
В нашем очерке рассказ будет главным образом о людях из сферы машиностроения и металлообработки. После индустриализации это была едва ли не самая развитая отрасль советской промышленности. В ней находилось огромное, если сравнить с нашей нынешней экономикой, количество предприятий и людей, выпускавших весьма разнообразную продукцию, и часто очень сложные изделия. Неудивительно, что главным источником, главной базой рабочей субкультуры стали машиностроительные заводы.
Этот слой культуры (или культуру этого слоя) антропологи и культурологи не изучают. До сих пор пристальное внимание наших интеллектуалов привлекали другие темы, вроде: «Ленин как трикстер», «анекдоты про Сталина» и «детские страшилки». Что же поделать, раз у нас такая инфантильная интеллигенция!
В этом очерке предпринята попытка собрать и прокомментировать одну из частей рабочей «антропологии» — шутки, пословицы и поговорки (название очерка позаимствовано у вышедшей много лет назад и получившей немалую известность книги «Физики шутят»). Некоторые из бытующих сейчас фабрично-заводских слов и выражений — советские; некоторые, видимо, ещё дореволюционного происхождения, некоторые явно появились после 1991 года. Среди них есть шутки невесёлые, часто злые, иногда нецензурные.
Трудно иногда разобраться, где язык вообще заводской, то есть звучащий и в цехе, и в кабинете, а где язык именно рабочий. Машиностроительная субкультура выходит за рамки рабочего фольклора. Известно, что попадались особые слова в речи заводских начальников — «планёрка», «летучка», а у советских инженеров можно было услышать поговорку: «Сдал сопромат — можешь жениться».
Рабочих было так много, что и в нерабочих кругах заводскую жизнь знали неплохо, а кроме того, с ней можно было ознакомиться по художественным произведениям того времени. Рабочий довольно часто становился персонажем книг и даже фильмов, причём писатели и режиссёры действие некоторых своих произведений помещали в заводских цехах. Из-за этого трудно было провести грань между рабочим фольклором и культурой смежных групп населения. Иногда трудно сказать, где рабочий фольклор, а где устное творчество кругов, близких к рабочим.
По этим причинам точная атрибуция (локализация и датировка) публикуемых здесь шуток и поговорок затруднена. Одни слова и выражения встречаются чаще, другие реже, одни повсеместно, у других ограниченный ареал. Иногда слово или фраза отнесены к фольклору не по частоте употребления, а по формальным языковым признакам. Например, афористичное выражение может быть названо поговоркой не потому, что оно часто встречается в разговорной речи рабочих, а потому, что оно выглядит как поговорка, т.е. обладает всеми лингвистическими признаками пословицы и поговорки. Кроме того, в эту публикацию не включены шутки неоригинальные (скорее народные, чем собственно рабочие), неостроумные и нецензурные.
***
Мы делаем вид, что работаем, они делают вид, что платят. Советское, застойное-перестроечное выражение (возможно, не только фабрично-заводское) — тогда советские люди, не имея с чем сравнить и зная «запад» по голливудским кинокартинам и по немецким торговым каталогам, думали, что благосостояние в СССР низкое, что в СССР живут очень бедно.
Платят хорошо, но мало. Поговорка, видимо, возникшая не ранее 90-х гг.
Всех денег не заработаешь. О тех и для тех, кто работает слишком много, слишком быстро, сверхурочно.
Какая зарплата, такая работа. Негласный ответ начальству, считающему, что наоборот, какая работа, такая зарплата.
Раньше пили, но работали, теперь и не пьют, и не работают. Поговорка, возникшая после 1991 г., но не сразу, а когда стали исчезать предприятия советского типа и рабочие советского типа.
Вот поэтому коммунизм и не построили. Вот поэтому на Луну и не полетели. В 90-е годы и начале XXI века старые «спецы», похвалявшиеся своими трудовыми достижениями при старой власти (так они пытались поднять свой авторитет), могли услышать в ответ эти довольно беззлобные слова. «Я синхрофазотрон налаживал! -Вот поэтому коммунизм и не построили…», «Я при Хрущёве микроны ловил! -Вот поэтому на Луну и не полетели…». Можно было встретить и другие вариации: «Мы раньше мыли руки во фреоновом масле. -Так вот почему Советский Союз развалился…»
Так мы коммунизм не построим. Шуточный сердобольно-лицемерный отклик на какие-нибудь недостатки в деятельности предприятия или отдельных его работников. После 1991 года превратилось в: «Так мы капитализм не построим…»
Плюс-минус трамвайная остановка. Из машиностроения, о тех случаях, когда требования к точности изготовления минимальны или вовсе отсутствуют. Система «Ниппель». Шуточная реплика в адрес какого-нибудь метода, приёма (обычно кустарного) или устройства.
Квадратное точим, круглое фрезеруем. Обозначение какого-нибудь абсурда на производстве, вызванного нехваткой оборудования, приспособлений, инструментов. А иногда вызванного плохой организацией работы и недостаточной квалификацией исполнителей и начальников. Аналогичная шутка была в сфере «армейского» юмора: «Круглое носим, квадратное катаем».
Отмеряй микрометром, отмечай мелом, отрубай топором. Снова о том же — о случаях абсурда.
Прокладка между станком и заготовкой. Обозначение нерадивого рабочего. Чтобы добиться улучшения в работе, надо «Поменять прокладку между станком и заготовкой«.
Седьмой разряд. В Советском Союзе на промышленных предприятиях существовала система так называемых разрядов — система государственной общенациональной аттестации и сертификации индустриальных (рабочих) профессий. Определённый уровень квалификации служил основанием для официального присвоения определённого «разряда». От присвоенного «разряда» зависела, главным образом, величина заработной платы, так что чем выше был разряд работника, тем больше ему платили. При этом рабочие могли повышать разряд — то есть, переходить на более высокую квалификацию, сдавая проверку на предприятии перед квалификационной комиссией и получая соответствующую запись в документах. Во время Хрущёва «разряды» в промышленности были упорядочены и унифицированы (это было связано с проходившей в то время реформой оплаты труда) и была создана единая система из 6 разрядов, от низшего 1-го до высшего 6-го. Квалификационные требования к каждому разряду были очень подробно предписаны государством. На практике присвоение и повышение разрядов, однако же, сопровождалось изъянами и нарушениями. Методика регулярного повышения реальной заработной платы никогда не была выработана в СССР, а руководители промышленных предприятий, подчиняясь требованиям вышестоящих начальников, ещё и практиковали снижение расценок на сдельные работы, к этому прибавлялись неустранимые противоречия между повременной оплатой («тарифной сеткой») и сдельной оплатой. Кроме этого, на массовом и поточном производстве рабочему часто требовались только однобокие, узкоспециальные знания и навыки ограниченного объёма. В этих условиях, чтобы обеспечить рост оплаты труда, администрация предприятий часто повышала рабочим разряды без дотошных экзаменов. В конце концов, в промышленности оказалось много людей с явно завышенным разрядом и с однобоким опытом работы. Это не вызывало больших неудобств, ведь промышленность росла, а на заводах всегда хватало вакансий для работников любой квалификации. После 1991 года большинство предприятий закрылось, требования к рабочей силе изменились, документы о разряде ничего больше не значили. Многие работники с советским трудовым опытом не удерживались на рынке труда. Большие заводы сменялись микроскопическими предприятиями, где каждый работник и швец, и жнец, и на дуде игрец. Возникала необходимость часто искать работу и часто привыкать к работе на новом месте. Работники узкоспециализированных профессий оказывались не нужны деградирующей промышленности, а обладатели завышенных разрядов больше не казались незаменимыми.
Про таких обладателей дутых разрядов через какое-то время после 1991 года родилась поговорка: седьмой разряд (например, «токарь седьмого разряда»). Сейчас в Латвии общенациональная система аттестации и сертификации промышленных профессий уничтожена, но в других соседних государствах, например, в Белоруссии, Украине и России, она сохранилась в том или ином виде.
На точность не влияет. Обозначение какого-либо малозначащего фактора в технологии. Заменяет слово «авось».
В расценку не входит. На предприятиях со сдельной оплатой труда (латыш. akorda alga) такой ответ раздавался в ответ на требования и претензии бурчащих начальников, желающих, чтобы рабочий ещё и убирал пол, чистил грязное оборудование и т.п. Этим ответом обосновывается необходимость выполнять только свою основную работу, указанную в трудовом договоре — и ничего сверх этого.
Встань, попробуй [сам]. Ответ рабочего на претензии к нему, например, на претензии о медленной работе — встань к станку и попробуй сам.
Бери больше, кидай дальше, отдыхай пока летит. В этой присказке, как в зеркале, отразилась интенсивность работы промышленного трудяги.
Сколько технологов, столько и технологий. В СССР разработка технологических процессов была централизована и систематизирована, действовали точные предписания, государственные стандарты, рекомендованные технические справочники. Несмотря на это, на разных предприятиях существовали свои собственные технические традиции и обычаи работы. Одну и ту же работу выполняли по-разному.
Каждый точит, как он хочет. Каждый точит, как он хочет; я точу, как я хочу. Поговорка, аналогичная предыдущей. Судя по всему, возникла в кругу токарей или рядом с ними (основной вид токарной обработки с давних пор традиционно зовётся точением).
Пока не сломаешь, не научишься. Учатся на ошибках, а при работе с материальными предметами, руками, на производстве, — ошибка как раз означает поломку чего-либо.
Техника безопасности написана кровью. Все положения так называемой техники безопасности взяты из жизни, так как созданы на основании прецедентов — конкретных и типичных несчастных случаев.
Лучше ограждение на станке, чем оградка на кладбище. На ту же тему — о соблюдении правил безопасности.
Технологиня. В промышленности Советского Союза (по крайней мере, в брежневско-горбачёвские времена) женщин охотно брали на инженерные должности. На большом заводе почти всегда можно было увидеть женщин в качестве контролёров качества, метрологов, программистов, лабораторных работниц. Женщина-технолог тоже была достаточно типичной фигурой в цехах советского завода. После наступления свободы и демократии положение изменилось. Теперь, когда введён «гендер» вместо пола, женщин очень мало в профессии инженерно-технического работника, в большинстве случаев женщины работают на простейшем промышленном оборудовании, подметают полы, в кабинетах сидят не женщины-технологи, а женщины-секретарши. Таким образом после реставрации капитализма социальная роль женщин в экономической сфере снизилась, а слово «технологиня» уже почти исчезло.
Помнач — «помощник начальника». Употребляется не в отношении какой-либо конкретной должности, а в собирательном смысле, может отражать личные отношения между начальником и его приближёнными лицами…
Кувалдометр — не только прозвище кувалды, но и собирательное название инструментов и методов, применяемых в кустарном производстве, ремонте в условиях невысокой производственно-технической культуры. Слово «кувалда» соединено с окончаниями слов, обозначающих точные измерительные инструменты — микрометр, пассаметр, профилометр.
Показометр — измерительный инструмент, прибор (обычно со стрелочной шкалой или с экраном). Употребляется в тех случаях, когда точное и правильное название инструмента позабыто или неизвестно.
Ловить микроны — работать с большой (предельной для обычного машиностроения) точностью.
Попадаем в сотки, мажем в миллиметры. При той концентрации внимания, которая требуется при изготовлении точных деталей, рабочий старается тщательно измерить сотые доли миллиметра, и порой забывает о целых миллиметрах. И тогда оказывается, что работник точно выдержал сотые доли миллиметра, но… ошибся на полмиллиметра или на целый миллиметр. Устройство шкалы наиболее употребляемого для точных измерений инструмента — микрометра — очень этому способствует.
Колхоз. Колхозить. Государственными сельскохозяйственными предприятиями являлись совхозы, а колхозы, собственно говоря, не были государственными предприятиями (равно как и колхозники не были наёмными работниками, именно поэтому в колхозе не платили зарплату, а высчитывали обожаемые антикоммунистами «трудодни»). Параллельно колхозам и в симбиозе с ними существовали так называемые машинно-тракторные станции (МТС) — это как раз были государственные предприятия. Целью МТС был ремонт и обслуживание сельскохозяйственной техники. Со временем, когда деревня больше уже не считалась «государством в государстве», МТС были переданы во владение колхозами и превратились в колхозные мастерские. Есть основания предполагать, что оснащение этих мастерских было небогатым, а квалификация их персонала — не самой высокой, а при обслуживании и ремонте сельскохозяйственной техники в колхозных мастерских вовсю практиковались кустарные методы. Горожанин вообще взирает на сельскую жизнь свысока, а у городского рабочего бедная колхозная мастерская и подавно вызывала чувство пренебрежения. Поэтому «колхозить» означает пускать в ход кустарные, несолидные методы работы, заниматься ремонтом и ручной работой, трудиться без применения правильного инструмента и оборудования, проявлять изворотливость от бедности (голь на выдумку хитра). Такое же значение у слов «шаманить» и «танцевать с бубном».
Напилинг. Болгаркинг. Ручная работа, ручная доработка, нестандартные отделочные операции, «вылизывание» — с применением инструментов наподобие напильника или «болгарки» (углошлифовальной машинки).
Варила — сварщик. Он же сварной.
Точила — токарь.
Амператор — электрик.
Технолух. Советское выражение. В Советском Союзе индустрия постоянно росла, существовал большой спрос на работников, много людей прибывало в промышленность, и не только рабочие, а ещё и инженерно-технические работники («ИТР»), в том числе технологи. Советское правительство фактически проводило «политику полной занятости», подобно некоторым государствам Западной Европы, и в конце концов получился даже некоторый избыток работников промышленности («раздутые кадры»). Трудоустройство не составляло особой трудности для соискателя работы. Поэтому не все работники индустриального производства обладали по-настоящему высоким профессионализмом, попадались как рабочие с невысокой квалификацией, так и бестолковые «ИТР».
Маркетолух. Аналогичное предыдущему, но возникло после 1991 г.
Манагер. Не просто ироническое, а презрительное название «менеджеров» (англ. manager), наводнивших старые, уцелевшие после 1991 г. фабрики и заводы. Эти господа отличались крайним невежеством в вопросах технологии и организации производства и нередко доводили предприятия до банкротства. Рабочие и технические специалисты безуспешно пытались противостоять безграмотным и губительным распоряжениям «менеджеров».
Зряплата — то, что получают манагер с маркетолухом…
Токарь-пекарь. Выражение, возникшее после 1991 года. Деградация индустрии, снижение образованности, «безнадёга» и отсутствие личной целеустремлённости не могли не повлиять на профессиональные и личные качества рабочих. На предприятиях стало появляться много работников, не имеющих достаточной квалификации, а часто и конкретной профессии. Пройдя простейшее обучение на рабочем месте и поработав какое-то время в одной профессии, они часто переходили на совсем другую работу в другую фирму. Ни бе, ни ме, ни рыба, ни мясо, — вот что означает «токарь-пекарь».
Стаканов. Стакановец. В СССР в середине 30-х годов большую известность приобрёл шахтёр Алексей Стаханов, прославившийся рекордной работой на добыче угля. От его фамилии образовалось слово «стахановец» — так стали называть рекордистов не только в добывающей, но также и в обрабатывающей промышленности. Позднее в русской речи, особенно в официальной, употреблялись другие слова — «ударник», «передовик», «новатор», но продолжал жить в общественной памяти и старый добрый «стахановец». При Брежневе и Горбачёве всерьёз это слово не применяли. Замена одной буквы придаёт слову противоположный смысл.
Кесарю кесарево, а слесарю слесарево. Переиначенная фраза из Библии, где её произносит Иисус Христос: «Кесарю кесарево, а богу богово».
Мастерство не пропьёшь. Поговорка старых «спецов», отражающая самоуверенное удальство опытных работников, считающих, что они способны хорошо выполнить работу при любых обстоятельствах, даже в нетрезвом состоянии.
Забивать козла — практически вышедшее из употребления прозвище игры в домино. Эта игра была очень распространена на заводах, в неё часто играли на перерывах. Играли и в шахматы. Сегодня перерыв сокращён с часа до тридцати минут, так что не только в шахматы, но и в домино больше не играют.
Рукопашный (станок) — станок с ручным управлением (так называемый универсальный станок).
Допуск узкий — цена широкая. Простой и очевидный факт, облечённый, для большей доходчивости, в афористичную и художественную форму: чем точнее должна быть изготовлена деталь (чем меньше «допуски на размеры»), тем дороже она будет стоить заказчику.
Час работы конструктора заменяет рабочий день технолога. Действительно, при работе по досконально подготовленным, тщательно выверенным чертежам, приходится меньше ломать голову над технологией изготовления.
Дёшево, быстро, качественно — выбирай два из трёх. Эта поговорка получила хождение в России после 1991 года у квалифицированных рабочих, ушедших с банкротирующих предприятий и открывших собственный мелкий бизнес. С помощью этой поговорки обосновывается логика ценообразования при выставлении счёта заказчику.
Партийная работа. Партийность. О серийном и мелкосерийном производстве, когда изготовляется партия деталей. Выражение появилось, по-видимому, после 1991 года, но на материале предшествующего периода.
Третий сорт не брак. О небрежном и халатном отношении к работе; о предприятиях, выпускающих плохую продукцию: для них это не брак, а всего лишь «третий сорт» (в советское время продукция по качеству могла делится на три сорта — третий был низшим).
Чугун марки КВ. Сталь марки ХРЖ. В СССР на многих машиностроительных заводах имелось собственное литейное производство, где отливали заготовки (полуфабрикаты) для дальнейшей обработки (механической) в других цехах — часто это были отливки из чугуна. В небольших «литейках» технологический процесс выдерживался плохо, химический состав и физические свойства полученных заготовок были нестабильными. О продукции таких цехов говорили: чугун марки КВ, то есть «какой выйдет». В этом выражении пародируются названия марок сталей по советскому государственному стандарту (ГОСТ) — чугун СЧ, сталь ХВГ, бронза БрАж. Из той же категории сталь ХРЖ, что означает «хреновое ржавое железо». Для нынешних латвийских фирмочек, гордо именуемых «промышленностью», больше подошло бы название сталь КН«какая нашлась».
Скорей бы утро — опять на работу! Поговорка, которую надо понимать в противоположном смысле.
***
В начале очерка упоминались загадки.
Известна, по крайней мере, одна из них: «Чем отличается начальник от рабочего? Рабочий моет руки, когда входит в туалет, начальник — когда выходит»
***
В завершение приводим три анекдота, первый советского времени (застойно-перестройного), второй из девяностых годов, третий можно было услышать в XXI столетии:
-Что такое малая механизация?
-Это, например, небольшая тачка.
-А что такое большая механизация?
-Это большая тачка.
*
Председатель совета директоров выступает перед акционерами:
— Представляете, мы не платили зарплату рабочим шесть месяцев, а они всё равно ходят на работу! Девять месяцев не платим, а они продолжают ходить!
Голос из зала:
-А вы не пробовали брать с них плату за вход?
*
На одном заводе время работы было с 7 до 15.30, но… все приходили в 6, уходили в 17.00. Вдруг один пришёл ровно в 7, ушёл в 15.30. На следующий день — пришёл в 7.00, ушёл в 15.30. На третий день в 15.30 смотрят — собирается домой.
Обступили вокруг: «Ты что себе позволяешь?».
-«Мужики, да вы что, забыли?! Я ж в отпуске!..»

Александр Локощенко

https://politsturm.com/rabochie-shutyat/
Darbaspēka kustība / Skatīts 175 / Piebilda lspr Reitings: 0 / 0
Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz