РЕВОЛЮЦИЯ 1905—1907 ГОДОВ В ЛАТВИИ

 

Революция 1905—07 гг. в Латвии была составной частью первой буржуазно-демократической, народной рево­люции в России. В тесном боевом содружестве с русским и другими народами России латышский народ боролся за свержение царского самодержавия и установление демо­кратической республики. Одним из основных вопросов революции был аграрный вопрос, поскольку поме­щичье землевладение являлось эко­номической основой сохранения пережитков крепостничества. Руко­водителем и основной движущей силой революции был пролетариат, а его ближайшим союзником — крестьянство. Латвийская буржуа­зия, как и вся российская в целом, боялась победы демократической революции больше, нежели реакции, и поэтому добивалась лишь частич­ных реформ, призванных увеличить ее политические права путем огра­ничения царского самодержавия конституционным путем.

 

Началом революции явились со­бытия «Кровавого воскресенья» 9(22) января 1905, когда в Петербурге было расстреляно мирное шествие рабочих. О расстреле петербургских рабочих в Риге узнали на следую­щий день. Созванное ЦК ЛСДРП и Рижским комитетом совещание представителей партийных районов и кружков с участием местной боль­шевистской организации РСДРП и других социал-демократических ор­ганизаций решило объявить в Риге всеобщую политическую забас­товку. Был создан стачечный коми­тет и разработан план стачки. ЦК ЛСДРП выпустил воззвание, где подчеркивалось: «Позор трудиться и потеть ради наших крово­пийц сейчас, когда снег на улицах Петербурга обагрен кровью наших товарищей. В этот важный момент долг зовет нас, всех трудовых лю­дей, бросать работу и присоеди­няться к петербургским товари­щам ...». 12(25) января в Риге началась забастовка рабочих, распространив­шаяся затем на другие города. 13(26) января всеобщая политическая стачка приняла грандиозный раз­мах — в Риге число бастующих достигло 50—60 тыс. человек. Цар­ское самодержавие жестоко расправилось и с рижскими рабочими — свыше 70 демонстрантов погибли, а более 200 получили тяжелые ранения. Среди убитых было 35 социал-демократов — рижские рабочие К. Фреймане, М. Парейзе, Р. Пакалнс, студент РПИ К. Н. Печуркин и др.

 

События 9(22) января в Петербурге и 13(26) января в Риге укрепили боевое содружество латышских и русских рабочих. Эти дни вошли в историю латышского и русского пролетариата как символ совместной осво­бодительной борьбы.

 

Расстрел не сломил волю рабо­чих: забастовки, митинги и демон­страции продолжались не только в Риге, но и в других городах Лат­вии. Январская генеральная стачка ознаменовала перелом в российском рабочем движении — начался пере­ход к массовым формам борьбы, охватившим широкие демократи­ческие слои населения.

 

 

https://cloclo17.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/f1bd45f870c9/1906-rasstrel-%D0%A0%D0%B0%D1%81%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%20%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%B9%20%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8%2013%20%D1%8F%D0%BD%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%8F%201905%20%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0%20%D0%B2%20%D0%A0%D0%B8%D0%B3%D0%B5.%20%D0%9A%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0%20%D0%90.%20%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B0%2C%20%D0%90.%20%D0%9C%D0%B5%D0%BB%D0%BD%D0%B0%D1%80c%D0%B0%20%D0%B8%20%D0%AE.%20%D0%92%D0%B8%D0%BB%D1%8E%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%81%D0%B0..jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

"Расстрел рабочей демонстрации 13 января 1905 года в Риге".

Картина А. Медниса, А. Мелнарcа и Ю. Вилюманиса

 

После январской генеральной стачки началась всеобщая экономи­ческая забастовка, продолжавшаяся весь февраль и март. Хотя латвийские фабриканты примыкали к наиболее реакционному крылу контрреволю­ции, признававшему лишь насильст­венные методы подавления револю­ции, упорная борьба пролетариата заставила их пойти на уступки.

В начале 1905 сильное революцион­ное брожение имело место также среди матросов в Лиепае, которые отказывались садиться на корабли эскадры адмирала Небогатова, готовившейся к отправке на Даль­ний Восток. Только угроза обстрела казарм из крепостных орудий заставила матросов подчиниться.

 

Высокая революционная актив­ность масс позволила революцион­ным социал-демократам отметить Первомайский праздник генераль­ной стачкой.

 

https://cloclo27.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/da0418dfa3cd/1905-oruzue.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

 

Социальный и национальный гнет сплотили в рядах борцов буржу­азно-демократической революции под руководством городского проле­тариата массы сельского пролета­риата и крестьянства. Из городов революционное движение перекинулось в деревню, началось аграр­ное движение. С конца февраля в прилегавших к Риге сельских районах и в других уездах Лифляндской губернии происходили организованные социал-демокра­тами многолюдные сходки крестьян. Требования крестьян сводились в основном к следующему: ликвиди­ровать дворянские привилегии; сни­зить арендную плату; объявить казенную и церковную землю общественной собственностью; уп­разднить баронские ландтаги и на основе демократических выборов создать местное самоуправление. Первомай в ряде сельских местностей (Рауна, Лаздона, Олайне, Калнамуйжа) был отмечен митингами и демонстрациями.

 

https://cloclo13.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/7fbd317e7c3a/1905-riga-miting.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

 

Начались забастовки сельхоз рабо­чих помещичьих имений: в конце феврале — начале марта ими было охва­чено 55—60 имений и полумыз Курляндской губ. (Гробиньско-Айзпутского и др. уездов). Благо­даря социал-демократическому руководству движением напуганные помещики нередко вынуждены были уступать и повышать оплату труда.

 

Весной 1905 в латвийской деревне получили распространение т. н. цер­ковные демонстрации — одна из специфических форм борьбы трудя­щихся Лифляндской, Курляндской и Эстляндской губерний. Социал-демократы распространяли лис­товки, проводили в церквах выступления своих агитаторов; на мотивы церковных песнопений распевались революционные песни; устраивались митинги и демонстрации. В Латгалии крестьянское движение вы­лилось в форму массовых пору­бок помещичьего леса, нередко сопровождавшихся вооруженными столкновениями крестьян с лесной охраной и полицией.

 

https://cloclo20.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/799530abaa67/1905-na-bordu.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

 

На подавление революционного движения были брошены все силы реакции, во главе которых в Латвии встали прибалтийские бароны, при­менявшие насильственные и кровавые методы расправы. Бароны создавали отряды «самоохраны», укрепляли свои дворцы и замки, добивались у правительства усиле­ния репрессий, присылки войск и т. д.

В этих условиях одной из основ­ных задач ЛСДРП было вооружение рабочих, организация боевых дру­жин. Они возникли под руковод­ством социал-демократических организаций крупнейших заводов, особенно в Риге (на фабриках «Феникс», «Этна», Русско-Балтийском вагон­ном заводе и др.). Оружие добывали, разоружая представителей власти, изготовляли сами и нелегально ввозили из-за границы. Боевые дру­жины начали героическую борьбу против сил контрреволюции — ох­раняли митинги и демонстрации от нападений полиции, освобож­дали арестованных революционеров и т. д. Рижские боевики направ­лялись также в деревню, где вели борьбу с баронской «самоохраной». Героизмом и самоотверженностью прославились Ф. Грининь, Е. Дубелштейн, Я. Г. Лутер, Я. Чоке, Р. Делинь, Р. М. Семенчиков-Захаров, К. И. Салнинь и др.

 

https://cloclo16.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/59debb433f7d/1906-rasstrel.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

 

Растущее революционное движе­ние требовало выработки тактичес­кой линии партии в революции, что и было сделано III съездом РСДРП [Лондон, 12(25) апр. — 27 апр. (10 мая) 1905]. Принятые III съез­дом решения содействовали разви­тию революции и в Латвии, ибо под непосредственным влиянием съезда РСДРП работал II съезд ЛСДРП [Рига, 11(24)—13(26) июня 1905]. Принятая съездом программа ЛСДРП в основных чертах совпа­дала с программой РСДРП; первый параграф утвержденного устава — о членстве партии — совпадал с соответствующим параграфом ус­тава РСДРП, сформулированным В. И. Лениным. Съезд призвал пролетариат готовиться к вооружен­ному восстанию, к организации партизанской борьбы и проведению политических забастовок в городе и деревне.

 

Летом 1905 по всей России про­катилась новая мощная волна рево­люционной борьбы. 9(22) июля латвийский пролетариат провел всеобщую забастовку в память жертв 9 января. Руководимые со­циал-демократами летние забас­товки проходили с небывалым прежде упорством; в одной только Риге бастовало около 30 тыс. рабочих (июль—август), на многих предприя­тиях забастовки продолжались 2— 2,5 месяца. Забастовочное движение укрепило авторитет большевиков и дружбу между рабочими латыш­ской, русской и других националь­ностей. Но усилилось и наступление контрреволюции, что привело боль­шинство пролетариата к убеждению в необходимости подготовки воору­женного восстания.

 

К такому же убеждению пришли и с.-х. рабочие и трудовые кресть­яне латышской деревни, где под руководством социал-демократов летом 1905 также развертывалось стачечное движение. Генеральная стачка с.-х. рабочих Видземе и Курземе носила ярко выраженный политический характер; в Бауском и Добельском уездах под руковод­ством ЛСДРП борьбой были охва­чены около 30 тыс. с.-х. рабочих, а на территории 25 волостей власть на 3 дня практически перешла в руки рево­люционного народа. С.-х. рабочие вместе с беднейшими крестьянами шли от имения к имению, разоружая помещиков и урядников, добиваясь удовлетворения своих требований. Зачастую эти походы превращались в многолюдные де­монстрации.

Некоторые   помещики  в   страхе бежали в города или за границу; предводители дворянства обраща­лись в Петербург с требованием объявить военное положение и прислать войска. 6(19) авг. в Курляндской губ. было введено военное положение. Не менее резко высту­пила против июльской забастовки с.-х. рабочих латышская буржуазия. Не поддержали забастовку и мень­шевистски настроенные элементы из среды латышской социал-де­мократии. Однако руководимые ЛСДРП с.-х. рабочие и крестьяне ответили на репрессии контррево­люции вооруженной партизанской борьбой. Непреклонность с.-х. рабочих вынуждала помещиков идти на уступки.

 

Большое внимание революцион­ные социал-демократы уделяли привлечению на сторону революции солдат. В Латвии работали 4 боль­шевистские военные организации — рижская, лиепайская, елгавская и даугавпилсская. В 1905 рижская насчитывала ок. 500 солдат; лиепай­ская в 1906 — не менее 800, в 1907 — 1100 солдат и матросов. Латвийские военные организации считались одними из лучших боль­шевистских военных организаций России. Организации ЛСДРП вели активную пропаганду против моби­лизации резервистов.

Летом 1905 произошли солдатские волнения в крепости Даугавгрива. По случаю восстания на броненосце «Потемкин» даугавгривская солдат­ская организация в знак солидар­ности с матросами «Потемкина» провела 23 июня демонстрацию (участвовало около 200 солдат) в саду у крепости, где давали бал для ко­мандного состава. 15(28) июня вспыхнуло стихийное восстание матросов в Лиепайском военном порту; восставшие захватили арсе­нал. Наиболее сознательная часть войск открыто переходила на сто­рону революции.

 

Напуганное самодержавие, не полагаясь на одни лишь беспощад­ные репрессии, прибегло к поли­тике лавирования. 6(19) августа прави­тельство издало подготовленное министром А. Г. Булыгиным положе­ние о созыве Государственной думы. Большевики объявили Думе бойкот, который в Латвии принял форму митингов, стачек протеста и т. д. Революция развивалась вширь, на повестку дня стало вооруженное восстание; нарастающая волна ре­волюции смела булыгинскую Думу.

 

После подписания Портсмутского мирного договора с Японией 23 августа (5 сент.) 1905 царское самодержа­вие смогло бросить военные силы на подавление революционного движения. Это ставило перед револю­ционным лагерем задачу мобили­зации сил для отражения натиска контрреволюции.

 

В Латвии под руководством социал-демократов продолжалось забастовочное движение; активизи­ровались боевые дружины. Всю Россию всколыхнула весть о напа­дении группы рижских боевиков (около 50 человек) в ночь на 7(20) сентября на центральную тюрьму в Риге и освобождении, после настоящего сражения, членов ЛСДРП, которым угрожала смертная казнь. В.И.Ле­нин высоко оценил подвиг рижских боевиков: «Привет героям револю­ционного рижского отряда! Пусть послужит успех их ободрением и образчиком для социал-демократи­ческих рабочих во всей России. Да здравствуют застрельщики народ­ной революционной армии!» (Полн. собр. соч., т. 11, с. 269).

 

В октябре забастовочное движение в России приняло невиданный ранее размах. 7(20) октября началась стачка железнодорожников Московско-Казанской дороги, переросшая во всероссийскую политическую забас­товку. В Прибалтике забастовка стала мощным выступлением. Латвийские железнодорожники под­держали стачку 12(25) октября, а риж­ские рабочие 15(28) октября, после чего октябрьская генеральная стачка охватила и другие районы Латвии. К бастующим рабочим присоедини­лись мелкие служащие, извозчики, учащиеся и прислуга. В Риге, Лие­пае, Елгаве, Вентспилсе, Даугавпилсе прошли массовые митинги, собрания и демонстрации, участи­лись вооруженные стычки с поли­цией. Борьба революционных цент­ров — Риги и Лиепаи — активизи­ровала революционное движение на всей территории Латвии.

 

Октябрьская Всероссийская поли­тическая забастовка вынудила царя издать 17(30) октября 1905 манифест с обещанием гражданских свобод. Своей героической борьбой проле­тариат завоевал, хоть и на краткий срок, невиданную прежде в России свободу печати, слова, профессио­нальных союзов и других организа­ций. Впервые легально стали издаваться революционные газеты. ЛСДРП, как и русские большевики, оценила манифест 17 октября как маневр, направленный на ослабле­ние революционного движения, тогда как латышская либеральная бур­жуазия совместно с русской бур­жуазией приветствовала манифест, рассчитывая усилить свое полити­ческое влияние и открыто став на сторону контрреволюции. Оппорту­нистические элементы в латышской социал-демократии поверили цар­скому манифесту и объявили, что народ уже одержал победу над царизмом.

 

Однако маневры царизма не могли затормозить революционное дви­жение. На призыв революционных социал-демократов рабочие Риги ответили усилением борьбы и продолжением забастовок; повсеместно проходили невиданно многолюдные митинги. 19 октября (1 нояб.) на Лагер­ной площади (Задвинье) митинго­вали около 150 тыс. человек, 20 октября (2 нояб.) на Гризинькалнсе (ныне Парк 1905 года) — 100 тыс. человек. Рижские боевики, дав надлежащий отпор, парализовали действия чер­носотенных банд.

 

Октябрьская Всероссийская поли­тическая забастовка под руководст­вом революционных социал-демо­кратов организованно продолжа­лась в Латвии до 24 октября (6 нояб.). В забастовочных боях вместе вы­ступали латыши, русские, литовцы и рабочие других национальностей. В бурные октябрьские дни в ряде городов России были созданы Со­веты рабочих депутатов — прообраз Советской власти. Новая революци­онная власть в Риге (окт.—дек. 1905) сосредоточивалась в руках Федера­тивного комитета рижских социал-демократических организаций, а в Лиепае — Объединенного комитета лиепайских социал-демократических организаций. В Лиепае в конце 1905 возник Совет рабочих депутатов, но в условиях жестоких действий ка­рательных экспедиций был вынуж­ден прекратить свое существование. Во многих городах рабочие созда­вали легальные профсоюзы по про­изводственному принципу.

 

В дни октябрьской Всероссийской забастовки в России установилось примерное равновесие сил между революционным и контрреволюци­онным лагерями. Но и по оконча­нии забастовки революционная борьба продолжалась с огромной силой и особенно напряженно — в латышской деревне. В начале ноября по призыву ЦК ЛСДРП вместо волостных правлений революционным путем стали избираться крестьян­ские исполнительные органы — «распорядительные комитеты». 19 но­ября (2 дек.) в Риге состоялся со­званный ЛСДРП съезд волостных представителей Видземе и Курземе, предложивший создать явочным порядком революционные органы самоуправления там, где распоряди­тельные комитеты еще не были из­браны. Однако лозунг конфискации помещичьих земель выдвинут не был, съезд потребовал лишь ликви­дации баронских привилегий.

 

В течение месяца в 470 волостях Латвии (из 501) были созданы крестьянские распорядительные ко­митеты, работавшие под руководст­вом ЛСДРП. Они сыграли большую роль в вовлечении крестьянских масс в политическую борьбу и стали зачатками революционной власти. Распорядительные комитеты проводили широкие демократиче­ские преобразования и создавали народную милицию, многие из них совместно с организациями ЛСДРП стали во главе вооруженных вы­ступлений.

 

Решая в ходе революционной борьбы задачи национально-освобо­дительного характера, революцион­ные социал-демократы большое внимание уделяли вопросам демократизации школы. С 10(23) по 14 (27) ноября в Риге под руководством ЛСДРП проходил Вселатвийский учительский съезд, который выдви­нул широкую программу демократизации школы и сплотил народных учителей на борьбу за победу ре­волюции. От репрессий контррево­люции пострадало около 700 народных учителей — активных участников революционной борьбы.

 

В конце нояб. и начале дек. 1905 революционная борьба в России в целом и в Латвии в частности до­стигла уровня вооруженного вос­стания. Революционный рижский пролетариат готовился к вооружен­ному восстанию, стремясь коор­динировать свои действия с Пе­тербургским Советом рабочих депутатов. В деревне ширилась повстанческая борьба трудового крестьянства.

 

В середине ноября прибалтийский ге­нерал-губернатор пытался перейти в контрнаступление. 22 ноября (5 дек.) царское правительство решило объ­явить военное положение в Лифляндской губ. В знак протеста про­тив этого решения по призыву большевиков 25 ноября (8 дек.) нача­лась всеобщая политическая заба­стовка. В Риге она сопровождалась вооруженными демонстрациями ра­бочих, которых поддержали рабо­чие других городов.

 

Ноябрьская генеральная стачка продемонстрировала силу и рево­люционную сплоченность латвий­ского пролетариата. В. И. Ленин пи­сал, что Лифляндская губерния в 1905 стояла на первом месте по целе­устремленности пролетарской ста­чечной борьбы, подчеркивая, «... на­сколько сознательнее, единодушнее и революционнее выступал латыш­ский пролетариат» (Поли. собр. соч., т. 19, с. 306). Ноябрьская стачка сорвала попытку объявить Лифляндскую губернию на военном положении. Однако генеральная стачка не пере­росла в вооруженное восстание, ибо в решающую минуту революцион­ные социал-демократы не смогли справиться с оппортунистическими элементами, в частности в Федеративном комитете.

 

Положение в Латвии по-преж­нему оставалось напряженным. Продолжали бастовать железнодо­рожники; события в городах еще больше всколыхнули деревню. По­мещики и войска были изгнаны из нескольких волостей.

 

Конец ноября — начало декабря отме­чены крупными вооруженными столкновениями между возглавляе­мой социал-демократами крестьян­ской милицией и войсками: 28 ноября (И дек.) в районе Скривери—Лиелварде между милиционерами и дра­гунским отрядом, сопровождавшим бежавших из имений баронов; между военным отрядом, под защи­той которого бежала группа баро­нов, и народной милицией Вецпиебалги. Активно действовала народ­ная милиция Руиены и Мазсалацы, установив в декабре контроль над железной дорогой Руиена—Пярну. В Руиене и Мазсалаце власть пере­шла в руки восставших.

 

В Курляндской губернии вооруженные восстания произошли в городах Тукумс и Талси.

 

Тукумское вооруженное восста­ние [30 нояб. (13 дек.) — 2(15) дек. 1905] возглавлял Тукумский коми­тет ЛСДРП. С помощью 3000 трудовых крестьян восставшие разбили размещенные в городе войсковые части, освободили политзаключен­ных. Над Тукумсом взвился крас­ный флаг. Однако восстание было подавлено крупным отрядом регу­лярных войск, учинивших кровавую расправу. Участники восстания про­вели одну из крупнейших и наибо­лее организованных битв 1905, в ходе которой ярко проявился про­летарский интернационализм — сплоченно боролись трудящиеся — латыши, русские, литовцы, поляки, евреи и немцы.

 

https://cloclo19.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/2e1a0d35bfb0/1905-sodeksp.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

Карательная экспедиция входит в Гулбене 28 декабря 1905 года.

 

Под влиянием Тукумского восста­ния вооруженное восстание охва­тило и Талси [3(16)—5(18) дек.]. Восставшие ворвались в арсенал, заняли здания государственных уч­реждений, освободили политзаклю­ченных. Власть в городе перешла в руки восставших, но продержалась недолго. Город был подвергнут ар­тиллерийскому обстрелу и восста­ние подавлено; началась жестокая расправа с его участниками.

 

Массовый характер ноябрьская политическая забастовка приняла в портовом городе Вентспилсе, где власть временно фактически пере­шла в руки социал-демократиче­ского комитета.

 

Широкое революционное движе­ние развернулось в Айзпутском уезде, в Вецауце, Салдусе и др. ме­стах. 16(29) декабря в лесу неподалеку от Айзпуте отряд народной милиции вступил в бой с войсками. Плохо вооруженные милиционеры были разбиты, но к Айзпуте стали стекаться вооруженные батраки и крестьяне (всего около 10 тыс. человек), намереваясь захватить город. Получив известие о приближении крупных войсковых частей, кресть­яне разошлись.

 

Одной из форм борьбы с.-х. ра­бочих и крестьян были также под­жоги баронских имений. В 1905—06 было сожжено и разгромлено 459 имений, более 40% всех имений Лифляндской и Курляндской губер­ний (в России в целом — лишь 6,6%). В Латгалии во второй половине ноября и в декабре 1905 возобновились массовые порубки леса, захват крестьянами помещичьего хлеба и поджоги имений. Во многих мест­ностях власть фактически перехо­дила в руки распорядительных ко­митетов.

 

В декабре с началом Московского вооруженного восстания революция достигла своего наивысшего подъ­ема. Латышские революционные со­циал-демократы и Рижская органи­зация РСДРП призвали пролетариат Латвии быть готовым поддержать борьбу героического пролетариата Москвы. 13(26) декабря в Риге, а 15 (28) декабря в Лиепае начались все­общие забастовки. Но условия для широкого вооруженного восстания в Латвии были теперь значительно неблагоприятнее, чем в ноябре. Особенно напряженная обстановка сложилась в Лиепае, но и здесь революционное движение не пере­росло в вооруженное восстание. 12(25) декабря в Латвию прибыли круп­ные карательные соединения, а по­лиция провела массовые акции про­тив рабочих. Через три дня риж­ские рабочие решили прекратить генеральную забастовку в под­держку борьбы пролетариата Мос­квы.

 

В течение всего 1905 латышский пролетариат сражался вместе с рус­ским, а революционная борьба в Латвии была составной частью об­щероссийских революционных битв. В. И. Ленин писал: «Во время рево­люции латышский пролетариат и латышская социал-демократия за­нимали одно из первых, наиболее видных мест в борьбе против само­державия и всех сил старого строя» (Полн. собр. соч., т. 19, с. 305). Ука­зав на сознательность, единодушие и революционность пролетариата Латвии, В. И. Ленин подчеркнул: «Но известно также, что его руко­водящая роль авангарда в наступ­лении на абсолютизм не ограничи­валась забастовочной борьбой: он шел в авангарде вооруженного вос­стания, он больше всех содейство­вал поднятию движения на наивыс­шую ступень, то есть на ступень восстания. Он больше, чем кто-либо другой, втянул в великую револю­ционную борьбу против царизма и помещиков латышский сельскохо­зяйственный пролетариат и латыш­ское крестьянство» (Полн. собр. соч., т. 19, с. 306).

 

https://cloclo20.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/0bf92eeaf1ed/1905-%D0%9B.%20%D0%92.%20%D0%91%D1%83%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9.%20%D0%9F%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%20%D0%B1%D0%BE%D1%80%D1%86%D0%B0%D0%BC%20%D0%A0%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D1%8E%D1%86%D0%B8%D0%B8%201905%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B1%D0%B8%D1%89%D0%B5%20%D0%9C%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%81%D0%B0%20%D0%B2%20%D0%A0%D0%B8%D0%B3%D0%B5%20%28%D1%84%D1%80%D0%B0%D0%B3%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%29.%20%D0%93%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%82.%201956%E2%80%9459..jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

Л. В. Буковский. Памятник борцам Революции 1905 на кладбище Матиса в Риге (фрагмент). 1956—59.г.

 

Подавив Московское вооружен­ное восстание, царское правительство разо­слало по всей России карательные экспедиции. Прибалтика была объ­явлена на военном положении. Са­мую активную поддержку каратель­ным отрядам оказывали прибалтий­ские бароны. В качестве «почетных полицейских» они вместе с карате­лями разъезжали по Латвии, рас­стреливая и избивая крестьян; ты­сячи крестьян были подвергнуты экзекуциям. Лишь за пять месяцев (с сер. дек. 1905 до сер. мая 1906) в латышской части Прибалтийского края, по неполным данным, без суда

и следствия было расстреляно, по­вешено и замучено 1170 батраков и крестьян, сожжено более 300 кресть­янских усадеб со всем имуществом. В Латгалии дотла было сожжено местечко Глазманка. Когда за гра­ницей и в Государственной думе зазвучали голоса протеста против кровавой расправы, арестованных стали предавать военно-полевым судам. В городах Латвии контррево­люция чинила жесточайшую расправу над революционными рабо­чими. В застенках тайной полиции Риги многих арестованных подвер­гали зверским истязаниям. По да­леко не полным данным, количество людей, убитых карательными экс­педициями, расстрелянных по при­говору военного суда, сосланных на каторжные работы в Сибирь и под­вергнутых экзекуциям, превышает 10 тыс.

 

В условиях революционного спада контрреволюция повела наступле­ния на завоеванные рабочими де­мократические свободы. Правитель­ство издавало постановления о запрещении стачек, митингов и собра­ний, усиливало репрессии против демократической печати, ликвиди­ровало рабочие организации. Фаб­риканты развернули наступление и на экономические завоевания про­летариата. Созданное 22 октября (4 нояб.) 1905 Рижское общество фабрикан­тов вошло в состав Совета съездов представителей промышленности и торговли — центральной организа­ции крупной российской буржуазии. Притом Рижское общество фабри­кантов было одним из наиболее ак­тивных и непримиримых такого рода обществ России, которое сразу же по сформировании категориче­ски потребовало от правительства полной расправы с забастовочным движением. Фабриканты приступили к снижению заработной пла­ты, увеличению продолжительности рабочего дня, уточнению «черных списков» революционно настроен­ных рабочих; снова были введены штрафы.

 

Латышская буржуазия активно помогала царскому самодержавию в подавлении революции. С перехо­дом контрреволюции в наступление усилили свою агитацию и полити­ческие организации латышской бур­жуазии. Буржуазные политические партии в Латвии, как и по всей России, возникли после манифеста 17 октября. Крупнейшей из буржу­азных партий в этот период стала латышская конституционно-демо­кратическая партия, программно тяготевшая скорее к Союзу 17 ок­тября, нежели к кадетам. Латышская буржуазия призывала массы к при­мирению, обещая, что с помощью Государственной думы будут осуществлены земельная и другие ре­формы; крупные дворохозяева — «серые бароны» предавали в руки карателей сельских активистов, а латышская буржуазная печать развернула клеветническую кампанию против революционного народа.

 

В условиях революционного спада большевики изменили тактику — от призыва масс к открытому штурму царизма они перешли к тактике организованного отступле­ния, чтобы сконцентрировать силы для подготовки нового штурма.

Рабочие отступали перед контр­революцией медленно, с боями; все говорило о возможности нового ре­волюционного подъема. 9(22} января 1906, в годовщину расстрела петер­бургских рабочих, произошли заба­стовки в ряде городов Латвии. Массовыми стачками отметил в том году пролетариат день 1 Мая. Летом стачечная борьба снова усилилась. В целом в 1906 стачечное движение в Латвии, как и по всей России, все еще продолжалось. По неполным данным, на подчиненных фабричной инспекции предприятиях Лифляндской и Курляндской губерний ба­стовало свыше 104,2 тыс. рабочих, а в 1907 — более 26,1 тыс.

 

https://cloclo13.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/149450bd58c5/1905-ventspils.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

 

После поражения Московского вооруженного восстания в Латвии широко развернулось партизанское движение, ставшее под руководст­вом революционных социал-демократов составной частью вооружен­ной борьбы революционных масс.

 

Продолжали активно действовать боевые дружины. В конце декабря 50 рижских боевиков разоружили драгунскую караульную команду завода «Проводник», в январе 1906 освободили из рижской тайной полиции 5 заключенных, ликвидировали не­мало шпионов, предателей и пала­чей, совершали в пользу революции крупные денежные экспроприации в российских банках. Боевики Лат­вии тесно сотрудничали с москов­скими и петербургскими боевыми группами РСДРП. Борьба боевых дружин пошла на убыль лишь к концу 1906, когда преследования стали особенно беспощадными. Своими смелыми действиями бое­вики содействовали организован­ному отступлению революционной социал-демократии, помогая ей пе­рестраивать свои ряды и в условиях наступления контрреволюции гото­вить народные массы к новому вос­станию.

 

На селе широко развернулось партизанское движение, известное под названием движения «лесных братьев». Под руководством рево­люционных социал-демократов в ряды «лесных братьев» вступали сельские активисты, которые с при­ближением карательных экспеди­ций уходили в леса и отдельными отрядами вели борьбу против контр­революции; их число достигало нескольких тысяч. Легендарной сла­вой овеяна борьба Мадлиенской, Малиенской, Добельской и др. организаций «лесных братьев» и их ор­ганизаторов и руководителей — Д. С. Бейки, В. Барбана, К. Боча, Ю. П. Гавениса и др. Партизаны в Латвии действовали весьма много­образно: боролись с карательными экспедициями и их пособниками, вели революционную агитацию и пропаганду, охраняли собрания. Сельские труженики широко поддерживали партизанское движение, по масштабам которого Латвия за­нимала ведущее место в России. Меньшевики выступали против пар­тизанского движения, обвинив его организаторов в анархизме. В статье «Партизанская война» В, И. Ленин отверг эти нелепые обвинения и дал высокую оценку борьбы латвийских партизан (см.: Полн. собр. соч., т. 14, с. 1—12). В ноябре 1906 в условиях спада революционного движения конференция сельских организаций СДЛК приняла решение о прекра­щении борьбы «лесных братьев». Деятельность партизан в немалой степени сдержала натиск контр­революции.

 

Опыт совместной интернацио­нальной борьбы российского проле­тариата в 1905 вновь подтвердил необходимость объединения в еди­ную революционную партию всех социал-демократических партий и организаций России. На конферен­ции ЛСДРП в марте 1906 вопрос об объединении с РСДРП был решен положительно. После IV съезда РСДРП в   июле 1906 собрался III съезд ЛСДРП, утвердивший при­нятый IV съездом РСДРП проект условий объединения. Вслед за этим начал работу I съезд Со­циал-демократии Латышского края (СДЛК). СДЛК, организационно свя­занная с РСДРП и ее большевист­ской фракцией, стала составной частью РСДРП в качестве ее терри­ториальной организации и приняла программу РСДРП; созданием СДЛК завершился процесс объединения социал-демократических организа­ций Латвии.

 

Царское самодержавие в борьбе с революцией прибегало не только к репрессиям, но и к реформам. В дни вооруженного восстания в Москве правительство издало закон о выборах в Государственную думу. Бойкот большевиками I Думы в значительной мере подорвал ее авто­ритет, но в целом оказался безус­пешным, поскольку наступил уже период спада революции. Учитывая это обстоятельство, большевики приняли участие в выборах II Думы, чтобы использовать ее трибуну в интересах революции. Несмотря на разгул контрреволюции рижскому пролетариату удалось провести в Думу члена СДЛК Я. Озолса. Ос­тальные депутаты от Латвии, как и в I Думе, примкнули к кадетской фракции. Я. Озолс с трибуны Госу­дарственной думы изобличил цар­ское правительство и немецких ба­ронов в жестокой расправе над населением Прибалтики. Вопрос об истязаниях и зверствах в Прибал­тике стал одним из наиболее злобо­дневных — вокруг него в Думе раз­горелась ожесточенная борьба.

 

В работе V съезда РСДРП (Лон­дон, 1907), где большинство состав­ляли большевики, впервые с правом решающего голоса приняли участие делегаты СДЛК, голосовавшие в основном за резолюции большеви­ков. Спустя несколько дней там же в Лондоне состоялся II съезд СДЛК. Активное участие в работе съезда принял В. И. Ленин, выступивший с докладом о задачах пролетариата в буржуазно-демократической революции. Резолюция, принятая по до­кладу В. И. Ленина, долгое время служила для СДЛК руководством к действию. Победа большевиков на II съезде СДЛК над меньшевиками показала, что большевизм завоевал в Латвии весьма прочные позиции и стал наиболее влиятельным тече­нием в СДЛК.

 

Первая буржуазно-демократиче­ская революция в России потерпела поражение, основная причина кото­рого заключалась в том, что выступ­ления рабочих, крестьян и солдат не удалось слить в единый рево­люционный поток. Революция 1905— 1907 в Латвии была неотъемлемой частью революции в России и пер­вым массовым организованным революционным выступлением ла­тышского народа. Первая российская революция не только подтвердила правильность стратегии и тактики большевиков, но и раскрыла оппортунистическую сущность меньше­визма и контрреволюционность ли­беральной буржуазии. Совместная борьба латышского рабочего класса и русского пролетариата еще силь­нее скрепила дружбу и боевой союз латышского и русского наро­дов.

В годы революции латвийский пролетариат и крестьянство полити­чески созрели и приобрели значительный опыт классовой борьбы.

 

Источник: «Советская Латвия», Рига, 1985г.

Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz