ЛАТВИЯ НАКАНУНЕ РЕВОЛЮЦИИ 1905—1907 гг.

 

На рубеже 19—20 вв. Россия вступила в период империализма, Развивалась высококонцентрирован­ная крупная промышленность с преобладанием капиталистических монополий, происходило слияние банковского капитала с промыш­ленным. Вместе с тем империализм в России был окутан густой сетью докапиталистических отношений. Царизм, помещичье землевладение, дворянские привилегии накладывали свой отпечаток на экономическое и политическое развитие страны. Практиковались самые примитив­ные и варварские методы эксплуа­тации рабочих и крестьян. Царская Россия была тюрьмой народов, где беспощадно подавлялось национально-освободительное движение. И без того агрессивный внешний курс царского правительства обозначился еще ярче, крайне обостри­лись классовые противоречия. В ре­зультате неравномерного развития империализма в разных странах Россия стала узловым пунктом всех противоречий империализма, сюда переместился центр международ­ного революционного движения. Назревала революция.

 

Развитие капитализма в Латвии — составной части Российской импе­рии — на рубеже столетий также вступило в стадию империализма. Латвия была высокоразвитой аграрно-индустриальной окраиной Рос­сийской империи. Из 1,93 млн. жи­телей Латвии городское население составляло 29,4% (в 1897). Удельный вес оборота латвийской фабрично-заводской промышленности в 1900 был равен 5,7% фабрично-заводского оборота империи в целом. К концу 19 в. сеть железных дорог связала города Латвии с глубин­ными районами империи, что со­действовало как общему подъему экономической жизни, так и расши­рению импортно-экспортной тор­говли через порты Риги, Лиепаи и Вентспилса. В 1901 Рижский порт по торговому обороту (195,8 млн. р.) вышел на первое место в России.

 

https://cloclo20.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/b27b72a4461d/%D0%A4%D0%B0%D0%B1%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%20%D0%AF.%D0%9A.%20%D0%95%D1%81%D1%81%D0%B5%D0%BD%D0%B0%20%D0%BD%D0%B0%20%D1%80%D1%83%D0%B1%D0%B5%D0%B6%D0%B5%20XIX-XX.%20%D0%B2%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%B2.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

Фабрика Я.К. Ессена на рубеже XIX-XX. веков

 

В 1900 на 487 крупнейших про­мышленных предприятиях, подве­домственных фабрично-заводской инспекции, работало ок. 58 тыс. ра­бочих;  объем производства составил 114,7 млн. р. Промышленность Латвии достигла высокой степени территориальной и производствен­ной концентрации. В крупнейших экономических центрах Латвии концентрировалось более 86,6 % промышленного производства (в Риге 70,4%, Лиепае — 11,7%, Елгаве — 2,7%, Даугавпилсе — 1,8%). На предприятиях с числом занятых более 100 (их было 29,3% от об­щего количества) трудились 79,6% промышленных рабочих, произво­дивших 78,6 % промышленной про­дукции. Ведущими отраслями лат­вийской промышленности по числу занятых рабочих были металлообрабатывающая, машиностроитель­ная, обработка минерального сырья, текстильная, химическая и пище-вкусовая.

 

Промышленность Латвии произ­водила для всероссийского рынка станки, ж.-д. вагоны, электрообору­дование, металлические изделия, велосипеды, резиновые изделия, бумагу, стекло и др. товары. Из России шли металл, лес, хлопок и др. сырье. Около 70% всей продук­ции латвийской промышленности произво­дилось и находило сбыт лишь благодаря тесным экономическим связям с остальными экономиче­скими районами России. Характер­ным явлением было проникновение в промышленность Латвии иностранного ка­питала. Монополизацией были охва­чены основные отрасли латвийской экономики. Оба латвийских вагоно­строительных завода вошли в синди­кат «Продвагон»; проволочно-гвоздильные заводы выступили инициато­рами организации всероссийского синдиката «Гвоздь». Лиепайский завод «Беккер и К0» вошел в состав международного картеля по продаже вил, предприятия по перера­ботке джута — во Всероссийский джутовый синдикат и т. д. Круп­ные монополии действовали в целом ряде сырьевых отраслей промышленности России и западно-европейских стран, в оптовой морской торговле. Складывался финансовый капитал. Монополистический способ хозяйст­вования резко обострил конкурент­ную борьбу.

 

https://cloclo17.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/da2f257aac54/1900_Union_VEF.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

Завод Union, 1900-e гг. (в последствии VEF/ВЭФ)

 

К концу 19 в. Латвия стала одним из наиболее пролетаризированных регионов Российской империи с почти полумиллионной армией на­емного труда (ок. 141 тыс. чел. в городах и 300 тыс. в деревне). Более 50 тыс. рабочих составляли фабрично-промышленный пролетариат Латвии, причем около половины промышленных рабочих были сконцентрированы в отраслях с передо­вой технологией. Латвийский про­летариат изначально был многонациональным.

 

В условиях чрезмерного труда средний заработок латвийских рабочих обеспечивал лишь 80% про­житочного минимума, хотя по раз­меру оплаты труда Латвия уступала лишь нескольким индустриальным районам России. Тяжелой эксплуата­ции подвергались женщины и дети, не было надлежащей охраны труда, вентиляции и техники безопасности. В годы экономического кризиса (1900—03) резко понизился уровень заработной платы, тысячи рабочих были уволены, пополнив армию безработных.

 

https://cloclo16.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/697fbbcab2eb/Elektrotehnisk%C4%81s%20r%C5%ABpn%C4%ABcas%20Union%20str%C4%81dnieku%20grupa.%20R%C4%ABga.%201906.%20gads.%20Fotogr%C4%81fs%20Ludvigs%20fon%20Vir%C5%BEikovskis.%20LNVM%20kr%C4%81jums..jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

Группа рабочих электротехнического завода Union . Рига. 1906.

 

В начале 20 в. Латвия (особенно Видземе и Курземе) имела относи­тельно высокоразвитое капиталис­тическое сельское хозяйство. Видземские и курземские поместья были товарными хозяйствами, спе­циализировавшимися на животно­водстве. Развитие капитализма в латвийской деревне обусловило высокий уровень имущественного расслоения крестьянства. Сельская буржуазия (ок. 40% от крестьян­ских хозяйств) владела примерно 65% земли, 69,4% сельского насе­ления были безземельными.

 

Сохранился целый ряд феодаль­ных пережитков, в т. ч. крупное помещичье землевладение. Из 5,4 млн. десятин сельхозугодий в 1905 около 48% принадлежало част­ным владельцам, 4/5 которых со­ставляли немецкие бароны. Доля крестьянской земли не превышала 38%.

 

Крестьяне страдали от больших платежей за выкупленную землю и от кабальных арендных договоров. Подати были высокими, разного рода повинности — тяжкими. Мно­гие крестьянские хозяйства под бременем непосильных податей и платежей разорялись. Трудовое крестьянство и массы безземельных испытывали острый земельный го­лод.

По данным 1897, на селе прожи­вало более 570 тыс. безземельных — в Курземе более 57%, в Видземе — более 54% всего сельского населе­ния. Значительную группу среди безземельных составлял сельский пролетариат и полупролетариат; по удельному весу с.-х. рабочих Лат­вия занимала первое место в Рос­сийской империи. Положение их было весьма плачевным. Продолжи­тельность рабочего дня батраков оставалась нерегламентированной. Тяжесть положения усугублялась высокими налогами, взимавшимися с безземельного населения. Эконо­мический кризис затронул также сельское хозяйство, ухудшив поло­жение арендаторов, испольщиков и сельских пролетариев.

 

К началу 20 в. сформировался значительный слой буржуазии. Ко­личественно доминировала латыш­ская буржуазия (в основном сель­ская), однако основные экономичес­кие рычаги держала в своих руках русская, еврейская и местная немецкая буржуазия. Латышская буржуазия была представлена пре­имущественно мелкими и средними буржуа, с низкой степенью полити­ческой консолидации. Либеральное крыло буржуазии, группировав­шееся вокруг газет «Петербургас авизес», «Диенас лапа», «Маяс виесис», тяготело к решению аграрного вопроса. Отсутствием четко выра­женной оппозиционности к сущест­вующему строю и монархической ориентацией эта часть буржуазии мало отличалась от представителей реакционного крыла, группировав­шегося вокруг газеты «Ригас авизес» и др. В качестве идеологи­ческой платформы буржуазия выд­винула лозунг национализма, созна­тельно противопоставляя классовой борьбе идею «национального един­ства». Крупная немецкая буржуазия тесно сотрудничала с прибалтий­скими баронами.

Будучи основной классовой опо­рой самодержавия, латвийские помещики оставались привилегиро­ванным классом. Прибалтийские бароны, крупная немецкая город­ская буржуазия при посредстве ландтагов и городских дум продолжали держать в своих руках местное самоуправление, оказывая влияние на местную царскую администрацию. Основная цель политики баронов сводилась к сох­ранению своего экономического и политического господства, подавлению любого оппозиционного движе­ния и к сдерживанию националь­ного самосознания латышского народа. В начале 20 в. обострились классовые противоречия между сельским пролетариатом и сельской буржуазией. Но по-прежнему в ликвидации господства помещиков было заинтересовано все крестьян­ство, и на передний план классовой борьбы в деревне выдвинулась со­циальная война всех крестьян про­тив помещиков.

 

Немецкие бароны по-прежнему назначали пасторов в латышские церковные приходы, владевшие усадьбами и крупными земельными участками; в Видземе и Курземе таких пасторских имений насчиты­валось около 200. Крестьяне несли бремя полуфеодальных повиннос­тей, многие за высокую плату арен­довали землю. За совершение цер­ковных обрядов взималась плата. Лютеранские пасторы защищали интересы имущих классов, а для трудового крестьянства были такими же эксплуататорами и угнетате­лями, как помещики.

Латышский народ страдал под игом не только капиталистической эксплуатации, но и под двойным национальным гнетом — царизма и немецких баронов, тяжелым бреме­нем лежавшим на пути развития общественной и культурной жизни. В Латгалии, где уровень развития производительных сил был ниже, гнет царизма, польских помещиков и католических ксендзов особенно ощутимо тормозил развитие эконо­мической и культурной жизни.

 

Жестокая капиталистическая экс­плуатация, репрессии царского самодержавия, национальное угнетение, русско-японская война крайне обос­трили классовые противоречия и классовую борьбу в Латвии.

 

https://cloclo27.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/56ffec0a915a/1905-Riga.%20Ilguciems%2C%20190.....jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

Рига, район Ильгюциемс, 1900-е ггг.

 

Забастовочная борьба российского пролетариата, в годы экономиче­ского кризиса 1900—03 прини­мавшая политическую окраску, стимулировала развитие рабочего движения в Латвии. Во главе ста­чечного движения стали социал-демократические организации, на­ряду с экономическими все чаще звучали политические требова­ния. Организованно прошла забастовка работниц Ильгюциемской текстильной фабрики в Риге зимой 1901, завершившаяся принятием выдвинутых бастующими условий. В 1902 бастовали рабочие даугавпилсских кожевенных заводов. Упорная борьба развернулась в 1903, когда бастовали рабочие риж­ских и лиепайских предприятий. Массовыми забастовками был отме­чен год 1904-й: два месяца (с перерывами) бастовали более 1000 ра­бочих рижской фабрики «Джута», рижские и лиепайские трудящиеся собирали средства для поддержки бастующих, которые после упорной борьбы одержали верх благодаря рабочей солидарности. Некоторые забастовки сопровождались демон­страциями под лозунгами: «Долой самодержавие!», «Долой эксплуа­таторов!». По неполным данным фабричной инспекции, в 1900—04 в Лифляндской и Курляндской губер­ниях бастовали 6 тыс. человек.

 

https://cloclo13.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/ff9850fe6a38/1905-ilguzeem.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

 

С 1903 выступления латвийского пролетариата  принимают характер политических демонстраций. В феврале 1903 около 100 рабочих провели демон­страцию против высылки социал-демократа Я. Д. Ленцмана (позднее видного деятеля КПЛ). В Риге (март 1903) в зале Улей (ныне поме­щение Гос. Рижского театра рус­ской драмы) по окончании пред­ставления пьесы М. Горького «На дне» с галерки были сброшены революционные листовки на рус­ском и латышском языках, выпу­щенные рижскими социал-демокра­тическими организациями. Публика приветствовала их аплодисментами и возгласами: «Долой самодер­жавие!», «Да здравствует поли­тическая свобода!». Часть зрителей под звуки Марсельезы вышла на демонстрацию. Около 300 человек приняли участие в демонстрации после публичной лекции о творче­стве М. Горького. В августе 1903 сос­тоялась организованная Рижской социал-демократической организа­цией демонстрация по случаю от­правки в Сибирь 10 политзаключен­ных, в которой участвовало около 500 рабочих. В массовые демонстра­ции нередко превращались и похо­роны погибших революционеров. В августе 1904 прошла крупная демонстрация у рижской губернской тюрьмы, организованная с целью поддержки политзаключенных,

объявивших голодовку.

 

https://cloclo26.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/1a1f226c3354/1905-doloj-miblizaciju.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

 

В годы экономического кризиса латвийские рабочие продолжали отмечать маевками, распростране­нием листовок, забастовками и де­монстрациями день 1 Мая. Широко был отмечен этот день в 1904 — в Риге в демонстрации приняли учас­тие около 5 тыс. и в Елгаве около 2 тыс. человек. В конце 1904 в Латвии прошли крупные выступления про­тив русско-японской войны.

 

Под влиянием нараставшего рабо­чего движения поднимались на борьбу и трудящиеся деревни. Борьбу с.-х. рабочих возглавляли социал-демократы, что дало воз­можность батракам Курляндской губернии осенью 1903 сорвать попытку баронов снизить оплату труда. Крестьяне боролись также против патроната баронов. С каждым го­дом в деревне ширилась социал-демократическая   агитация, росло влияние социал-демократов на массы безземельных.

 

https://cloclo18.cloud.mail.ru/weblink/thumb/xw1/4a16f4b97618/1905-1-sjezd-ldsp.jpg?x-email=darbabalss%40mail.ru

 

Развертывалось студенческое дви­жение. Студенты Рижского поли­технического института в марте 1901 примкнули к забастовке студентов Москвы и Петербурга, участвовали в забастовке в феврале 1902 в знак протеста против полицейского про­извола в высшей школе. Забастовки сопровождались политическими собраниями и демонстрациями. Ре­волюционно настроенные студенты подвергались гонениям; среди от­правленных в ссылку был и один из руководителей революционного движе­ния в институте С. Г. Шаумян — созда­тель марксистского кружка «Теоре­тик». Впоследствии многие студенты РПИ стали видными руководите­лями социал-демократических организаций Латвии.

 

В России назревала революция, но для успешного руководства борь­бой трудящихся масс требовалось создать боевую марксистскую пар­тию. Эту задачу выполнил II съезд РСДРП, завершивший объединение революционных социал-демократи­ческих организаций России на основе ленинских идейных, поли­тических и организационных прин­ципов и создавший партию больше­виков. Объединение латышских социал-демократических организа­ций завершилось в июне 1904 образованием ЛСДРП. В. И. Ленин писал: «Несомненно, что среди тех причин, которыми объясняются успехи латышской социал-демокра­тии, необходимо поставить на первое место более высокую ступень развития капитализма как в городе, так и в деревне, большую ясность и определенность классовых проти­воречий, обострение их националь­ным гнетом, концентрацию латыш­ского населения и более высокую ступень его культурного развития» (Полн. собр. соч., т. 19, с. 307).

Copyright MyCorp © 2013. Uztaisi bezmaksas mājas lapu ar uCoz